загрузка...

Закрытая группа и бюрократия

Мафия, как и бюрократия, функционирует, исходя из принципов закрытой группы, напоминающей малое сообщество. Правда, не всякая малая группа может считаться источником возникновения или моделью закрытой организации. Если люди хорошо знают друг друга, вовсе не обязательно, что в будущем они пре­вратятся в закрытую группу — общность, вхождение в которую строго ограничено. Согласно М. Веберу, от­крытая группа — это группа, для вхождения в кото­рую не требуется ни особого имущественного ценза, ни специальных талантов, одаренности и связей; ин­теграция в нее происходит по личному желанию чело­века. Примером открытой группы является творческая ассоциация. Другое дело — номенклатурный список кандидатов на занятие высших управленческих долж­ностей: для того чтобы попасть в него, личного жела­ния индивидов мало, для этого нужно обладать чем-то, что позволяет индивиду считать своими тех, кто изна­чально является представителями данной группы. 387

Вхождение в группу или организацию — особая со­циальная практика, формировавшаяся на протяже­нии многих тысячелетий и имеющая множество форм и разновидностей.

Процесс вхождения в группу или организацию следует отличать от:

♦ подтверждения своего членства в группе или орга­низации;

♦ функционирования в качестве члена группы или организации;

♦ участия в жизнедеятельности группы или органи­зации.

Вхождение в группу или организацию может быть связано с некими испытаниями или экзаменами. Ярким примером является в данном случае обряд инициации, после которого юноши входили в возрастную категорию взрослых мужчин и наделялись дополнительными пра­вами. Вхождение в группу может быть связано с опре­деленным имущественным цензом (элитные клубы для избранных), наличием политических убеждений (поли­тические партии), религиозных верований (церковь и конфессии).

Подтверждение своего членства в группе или орга­низации происходит посредством демонстративного поведения, зачастую имеющего ритуально-символичес­кий характер. Знакомясь с другим человеком, вы сооб­щаете ему, в какой организации трудитесь. Вы запол­няете многочисленные документы, где есть графа о месте работы. Вы являетесь на ничего не значащие собрания, заседания или встречи, желая продемонст­рировать, что вы все еще числитесь в данной органи­зации, и забывать о вас не следует. Для облегчения процедуры подтверждения собственного статуса чле­нам группы или организации выдаются соответствую­щие документы: удостоверения, военные и студенчес­кие билеты, пропуска и т. д.

Функционирование в качестве члена группы или организации происходит путем выполнения рутинных, но профильных для данной группы или организации заданий. Так, служащий обязан соблюдать трудовую дисциплину, приходить и уходить с работы вовремя, исправно выполнять порученное дело и т. д.

Участие в жизнедеятельности группы или органи­зации требует активного и заинтересованного отноше­ния к ее судьбе. Простое демонстрирование или функ­ционирование здесьс пройдут. Участие предполагает высокую степень включенности в дела организации: активность в принятии важных управленческих реше­ний, инициативность и готовность реализовать предло­женное, предупреждение действий, порочащих досто­инство или бросающих тень на репутацию организации, борьбу с сотрудниками или внешними агентами, спо­собными нанести ей вред и т. п.

Как правило, закрытая группа или сообщество фор­мируются только при соблюдении всех этих условий. Ярким проявлением закрытой группы является больше­вистская партия, породившая СССР — самое крупное за всю историю человечества, быстро растущее и аг­рессивное политическое «предприятие». В 1917 г. чис­ленность его не превышала нескольких сотен или тысяч человек, а уже в 1922 г. она составила 150 мил­лионов. Наверное, во всем мире нет другой корпора­ции, которая за столь короткий срок сумела перевер­нуть 1/6 часть земного шара, завладеть материальными богатствами и рабочей силой огромной страны. Вряд ли большевиков интересовала политическая власть сама по себе. Как таковая она ничто без той социаль­ной и экономической базы, на которую опирается. Сумев организовать переворот в топ-менеджменте, большевистская партия получила в свое распоряжение и людей, и богатые недра, и территорию для строитель­ства своего варианта общества, и многое другое, о чем амбициозный бизнесмен только может мечтать.

Политическая организация большевиков смогла до­стичь своей цели только потому, что очень тщательно подходила к проблеме подбора кадров. Что предлагали в канун создания коммунистической Партии меньшевики? Широкий доступ в ее ряды всех желающих; единствен­ным ограничением являлась лишь уплата членских взно­сов. При таком раскладе партия-ассоциация обещала быть весьма многочисленной. Однако вождь револю­ции — В.И. Ленин— резко сузил круг избранников, выдвинув два обязательных условия вступления в партию: сходство взглядов и активное участие в реальной работе (вплоть до организации боевых дружин и террористи­ческих актов). Таким образом, речь шла о создании ти­пично закрытой группировки, где — в рамках террито­риальной ячейки — каждый знал каждого и мог ручаться за него; где жестко следили за дисциплиной, благонадеж­ностью, эффективностью работы, жертвуя личными ин­тересами ради интересов общественных.

В условиях строгого отбора и жесткого контроля повседневной жизнедеятельности численность полити­ческой партии резко сокращается, зато уровень спло­ченности и эффективность конечных результатов воз­растают. В результате маленькая группа людей способна совершать такие действия, которые по силам лишь очень крупной компании открытого типа, имеющей статус межнациональной корпорации.

В битве за политическую власть большевики обо­шли своих конкурентов, организованных по типу от­крытых групп. Последние не были способны быстро консолидировать свои ряды, принимать экстремальные решения и добиваться безусловного их выполнения. В этом смысле

большевистская партия — гениальный образец ме­неджерского искусства, одна из самых эффективных за всю историю человечества, но вместе с тем специ­фических организаций.

Эта оговорка необходима, ибо в классе открытых систем есть иные образцы и лидеры. Более того, как только большевистская партия начала века трансфор­мировалась в КПСС — открытую идеологическую орга­низацию, призванную не завоевывать, а удерживать власть — тут же выявилась ее неэффективность. Из­менились цели и задачи партии, а соответственно и персонал, его квалификация, стратегия и тактика дея­тельности в условиях мирного соревнования с капита­лизмом. Изменение внешней среды требовало карди­нальной перестройки внутренней структуры: РКП (б) должна была трансформироваться в КПСС, что и про­изошло, а затем, в 80-90-е гг. XX в.— в социал-демо­кратическую партию по типу шведской. Последнего, к сожалению, так и не случилось. Эволюция не произош­ла из-за того, что вместо реальной цели члены данной организации руководствовались целью иллюзорной (в данном случае коммунистическими идеалами). Насто­ящей целью партии являлся, если не лукавить, захват и удержание политической власти, а иллюзорной — построение коммунизма на всей земле.

Третий этап эволюции, превращение компартии в партию социал-демократического типа, был блокиро­ван вследствие нежелания советских коммунистов строить социалистическое общество по модели швед­ского (или другого социал-демократического) общества. Стоило им только признаться себе в том, что главная цель— удержание (любыми средствами) власти в стра­не, как трансформация стала невозможной.

Самая грандиозная политическая бизнес-идея XX в. провалилась. Коммунистов, создававших закрытую боеспособную организацию, поглотили бюрократы, превратившие ее в недееспособную открытую систе­му, где не следили за дисциплиной и эффективностью исполнения приказов, зато молча сносили многочис­ленные нарушения и отклонения.

Принцип закрытой группы действует и в организо­ванной преступности. Жесткий отбор позволяет лидеру распоряжаться своим персоналом так, как это нужно лично ему, а не организации в целом. Организованная преступность сильна тем, что информация входящая и информация исходящая серьезно фильтруется. Ее про­веряют и перепроверяют. Ради получения достоверных сведений в ряды других организаций инкорпорируют своих людей, переманивают или перекупают чужих со­трудников. За истинность информации член закрытой группировки отвечает самым дорогим — собственной жизнью. Промышленный шпионаж — орудие экономи­ческого действия закрытых групп в рыночных условиях. Закрытая группа умирает, как только превращается в открытую.

Становясь массовыми объединениями, мафия и преступная группировка перестают существовать. Принципы закрытой группы — жесткая дисциплина, тотальный контроль за всеми членами, идейное един­ство — эффективны лишь в малом социальном про­странстве, в узком кругу единомышленников, друзей или подельников. Тем не менее

превращение закрытой организации в открытую — универсально-историческая модель эволюции любой политической или экономической организации.

Малый бизнес зарождается и возникает как закрытое сообщество. Небольшая группа друзей — к примеру, быв­ших однокурсниковЛ- задумывает создать свой собствен­ный бизнес. Последний функционирует успешно до тех пор, пока закрытая группа остается таковой. Но вот дела пошли в гору: растет товарооборот, расширяются произ­водственные площади и финансовые потоки, увеличива­ется персонал. Вместе с тем ширится круг проблем, с которыми никогда не сталкивалась малая группа, и для решения которых она не приспособлена в принципе.

В большом сообществе отношения обезличивают­ся, личный контроль заменяется служебным, деталь­ный — частным. Идейная или личная преданность эволюционирует в аморфную лояльность. Сплочен­ность перерастает в солидарность, наличие которой является признаком большой группы. Утрачивается способность принимать мгновенные решения и доби­ваться их неукоснительного исполнения. Крупная орга­низация превращается в неповоротливого монстра. Уровень доверительности снижается, перестает рабо­тать система жесткого отбора персонала, происходит неконтролируемая утечка информации.

В подобных условиях наблюдается удивительное явление — вершиной управленческой пирамиды ста­новится закрытая группировка. Основатели организа­ции формируют замкнутую управленческую элиту, которая отгораживается от остального персонала. Эли­та делит между собой основную прибыль и дефицит­ные блага, пропускает в свои ряды избранных, мани­пулирует поведением служащих.

Убедившись в невозможности построить по обра­зу своему и подобию всю организацию, первоначаль­но закрытая группировка локализуется и строит «свет­лое будущее» на небольшом участке организационного пространства. В этом направлении эволюционировали социалистические государства, политические партии и профсоюзы, деловые организации по всему миру.

Деловая фирма, прошедшая путь от закрытой ма­лой группировки до массовой открытой организации, призвана обслуживать широкие слои потребителей, будь то производство товаров или оказание услуг. Без этого ее существование становится бессмысленным, ибо именно потребители дают ей деньги.

Ориентация на других — непременное условие функ­ционирования открытой организации.

Большевики стремились к власти еще и для того, чтобы донести до всего мира коммунистические идеи. Последние и были их «товаром». Таким образом, поли­тическую партию можно рассматривать как разновид­ность деловой фирмы. Все, кто работает на вербовку сторонников, стремятся к расширению круга потреби­телей. Различия между политической партией и дело­вой фирмой заключаются в их целях и ориентации.

Деловая фирма создана для того, чтобы превращать деньги в товар, а товар — в деньги. Для политической

партии деньги — вторичный момент. Они — сред­ство, а не цель.

Деньги нужны партии для агитации, привлечения новых сторонников, получения доступа к средствам мас­совой информации, организации боевых дружин и т. п. Главное для нее — «продажа» потребителям идей и иде­ологических фетишей.

Если деловая фирма вначале узнает, в каких товарах нуждается потребитель, а затем производит и продает их, то политическая партия, при­шедшая к власти, не интересуется мнением потребите­ля, а как бы заранее знает, в чем состоят его духовные потребности. Она навязывает потребителю собственную продукцию, т. е. играет на себя. Играет на себя и ма­фия, которая также не интересуется потребностями населения, рынком сбыта и конъюнктурой, насильно прививая другим свой образ мыслей и действий. Рас­сматриваемые организации следует отнести к типу принудительных формирований, практикующих насиль­ственные методы добывания денег и дефицитных благ.

Закрытая организация ориентирована только наЛ себя. Она не стремится к тому, чтобы удовлетворить потребности широких слоев населения, воспринимае­мых ею в качестве «чужих».

Принцип закрытости социальной группы — харак­терная черта административной системы.

Принцип подобия или групповой солидарности приводит к тому, что постепенно вокруг одного бюро­крата выстраивается цепочка таких же, как он.

Бюрократизация — смерть для любой организа­ции. Обюрократившаяся партия большевиков выроди­лась во второсортный аппарат госчиновников, которым были в равной степени чужды как идеалы коммуниз­ма, так и идеалы рыночного капитализма. Малый биз­нес, превратившийся в солидную производственную организацию, вытесняется с рынка более молодыми и поворотливыми конкурентами, еще не вступившими в фазу бюрократизации.

Бюрократия и закрытая группа интересуются толь­ко своими проблемами. Подобно улитке они уходят в себя. Управленческая верхушка, отгородившаяся от пер­сонала, и бюрократический аппарат, не интересующий­ся клиентами, представляют собой систему в систем.

Обеспечивая прочность своего положения, бюро­крат окружает себя людьми, которые не станут пре­тендовать на его кресло, но смогут защитить его в эк­стремальных ситуациях, угрожающих не столько эко­номическим позициям фирмы, сколько ему самому.

В отличие от предпринимателя бюрократ боится не вне­шних конкурентов, а соперников внутри организации.

Ему нужны преданные соратники, а не профессио­нальные исполнители, способные стать его конкурента­ми там, где персонал подбирается исходя из принципов грамотности, знаний и высокого уровня квалификации. Соратники перестают быть соперниками там, где такой отбор отсутствует. Скажем, в организации, где продви­жение основано на принципе старшинства или учета выслуги лет, бюрократ может не бояться конкуренции сильных профессионалов.

Административная система по природе своей долж­на блокировать каналы восходящей мобильности, осно­ванные на критериях талантов и профессиональных знаний. Как и японский менеджмент, вобравший в себя глубинные традиции коллективного сознания и груп­повой солидарности, она активизирует каналы служеб­ного продвижения по принципу старшинства и выслу­ги лет.

На протяжении последней тысячи лет администра­тивная система — национальная черта российского управления. Она крайне трудно уживается с принци­пами и положениями рыночного мышления. На прин­ципах административной системы и групповой солидар­ности построен и японский менеджмент, не уступающий в возрасте российской системе управления. В этом за­ключается сходство национальных стилей управления двух стран (см. рис. 7.!.).

(/> ч иннстратияная Рыночный

система менеджмент

СССР Япония США

Рис. 7.1. Синтез двух стилей

Японский менеджмент, синтезировавший особен­ности восточного и западного стилей управления, пред­ставляет собой своеобразный мост между двумя управ­ленческими моделями — административной системой и рыночным менеджментом. Различия заключаются в том, что японский менеджмент начал испытывать на себе западные влияния гораздо раньше, а скорость его продвижения в сторону рынка была быстрее. В конеч­ном счете, получился оригинальный синтез традици­онных коллективистских и индивидуалистических рыночных установок.

Российский национальный стиль управления тер­пеливо, хотя и не всегда мудро, соединял в себе кос­ность и творчество, бюрократизм и не умещающееся ни в какие общепринятые рамки новаторство. Российское образование, вобравшее в себя европейские традиции, ориентировано на фундаментальное знание и квалифи­кацию. В гораздо меньшей степени в нем развиты праг­матическое начало, ориентация на скорейшее и наибо­лее эффективное внедрение добытых знаний. Глубина и фундаментальность придают ему неуклюжесть и от­страненность от погони за немедленным практическим эффектом. Созерцательную медлительность русских дополняет бесшабашность и готовность положиться на волю случая. В этом мы похожи на американцев.

На японцев русские похожи преданностью коллек­тивистским идеалам и ценностям, которых они придер­живаются не как осознанно выбранной цели, а больше по наитию или инерции. Удивительное слияние разви­тых индивидуалистических, личностных начал с груп­повыми, коллективистскими делает нас похожими на современных японцев. От истинного коллективизма мы успели потерять безусловный культ и почитание стар­ших, приоритет общего перед частным, терпимость к чужой точке зрения.

Русский, как и японский, стили управления можно рассматривать как мост, соединяющий разные культу­ры, результат синтеза различных влияний. Однако мост этот работает только в одном направлении. У русских есть все возможности создать собственный национальный стиль управления, который мог бы служить образцом для подражания. Нам бы понять, чего нам не хватает.

Рыночный менеджмент и административная систе­ма — это не только разные структуры. Это разные модели поведения больших групп людей, наций.

Теоретически рыночный менеджмент устроен как хороший пылесос, затягивающий в себя самых талан­тливых и компетентных работников. Сделав это, он немедленно создает им наилучшие условия для прило­жения усилий. Основные принципы его работы: «ни секунды, потраченной зря»; «ничего «на авось», ни грамма лишнего», «максимальная производительность в максимально короткое время, но за приличное воз­награждение». «Пылесос» ориентирован на макси­мальное высасывание из человека его квалификации, знаний, талантов, трудолюбия, лояльности, услужливо­сти, инициативы, творчества.

Административная система— не пылесос. В этом есть как плюсы, так и минусы. В административной системе чиновники напоминают египетских жрецов, отправляющих никому непонятные и очень неспешные ритуалы. Когда они изображают кипучую деятельность или готовность к серьезному разговору, окружающих охватывает священный трепет и почтительное уваже­ние. Искусство изображения развито здесь в совершен­стве. Изо дня в день чиновники демонстрируют его клиентам. Неспешные, требующие полной сосредото­ченности ритуалы, выполняемые ими, часто вызывают истинное восхищение.

Бюрократа возвышает над толпой приобщенность к неким важным тайнам или «государственным» де­лам. Умение превратить никому ненужную профессию в самую необходимую доступно лишь бюрократам и жрецам. Им не важен результат: они получают наслаж­дение от процесса.

В плановой экономике, где все предприятия и уч­реждения являются государственными, никто не мо­жет разориться или прогореть. Государство списыва­ет долги, устраивает очередной «разгон» директору, смягчает плановые задания и сроки, наконец, берет от­стающего «на буксир». Иными словами, проворовав­шегося или обанкротившегося начальника вытаскива­ют всем миром.

В административной системе действует принцип «об­ратного пылесоса»: он не втягивает в себя деньги, ре­сурсы, таланты и усилия, а пускает их на ветер.

В гармонично развитой административной системе нет места дисфункциям и отклонениям. Их вносят твор­ческие и инициативные работники. Устранение дисфунк­ций возвращает систему этого типа в нормальный, при­вычный для нее режим работы, заключающийся в искусстве создания видимой занятости, проведении бес­конечных совещаний, конференций и консультаций, в четком заполнении отчетной документации, своевремен­ном рапорте о достигнутых успехах, соблюдении финан­совой дисциплины и использовании выделенных денег только по назначению, подготовке к очередному юбилею или торжеству, распределении профсоюзных путевок и массе других повседневных хлопот, делающих ее жизнь насыщенной и осмысленной.

В такой системе любое продвижение наверх все­гда планируется заранее, тщательно обсуждается, под­готавливается. Главное — не проглядеть чужака, не допустить дисфункции. Открытый конкурс через газе­ту, беспристрастность оценок, заинтересованный и внимательный подход к кадрам — все это необходимые элементы управленческого ритуала, звенья демонстра­тивной игры для «чужих». Между «своими» все давно поделено и роздано.

В рыночном обществе успех отдельной компании прямо пропорционален — хотя бы теоретически — продвижению наверх самых квалифицированных, инициативных, способных работников. Продвигать по знакомству здесь очень накладно. Бездарь у руля ком­пании — верный путь в пропасть. Поскольку на стра­ховку и поддержку со стороны государства частным компаниям надеяться не приходится, жесткость отбо­ра компетентных кадров должна быть максимальной.

В рыночном обществе судьба индивида зависит от судьбы компании, в которой он работает. В нерыноч­ном обществе судьба индивида зависит от государ­ства, которому он служит.

Таково макросоциальное правило. Возможна и его инверсия, которую следует отнести к разряду микро­социальных правил:

В рыночном обществе судьба компании зависит от усилий отдельного индивида. В нерыночном обществе судьба компании не зависит от усилий ее работников.

Если судьба компании зависит от каждого отдель­ного работника, то мотивация его деятельности и тип управления будут одними, а если судьба предприятия зависит не от самих работников, а от государства, представленного вышестоящими чиновниками, прини­мающими ключевые решения, мотивация и стиль уп­равления будут совершенно другими.

В свое время М. Вебер писал о том, что в отличие от собственника наемный работник находится в иной клас­совой ситуации, связанной с рыночными шансами. Наемные работники выносят на рынок труда свою ква­лификацию и умение трудиться. Купят ли их и почем?

От этого зависят виды на будущее, т. е. жизненные шансы работника. Собственник же ни на какой рынок не идет. В крайнем случае, он продает имущество и получает, таким образом, средства к существованию.

V наемного работника подобной страховки нет. Если работодатель и купил его квалификацию, это вовсе не означает, что его будущее гарантировано и обеспечено. Компания может разориться или провес­ти сокращение штатов, ибо ничем не отличается от индивида: у них равные шансы прогореть или быть невостребованными.

В нерыночном обществе судьба индивида и судьба компании зависят от государства в целом. Они прого­рят или будут невостребованы лишь с гибелью госу­дарства. В этом смысле при социализме не было ника­кого рынка рабочей силы. Существовало лишь его подобие. Если служащий и его начальник не боятся потерять работу, то их отношение друг к другу и к труду отличаются от поведения человека в рыночном обще­стве. Среди отличительных черт следует отметить все­дозволенность и всепрощение: порог ненаказуемости за нарушение трудовой и технологической дисципли­ны, невыполнение плана, противоправное поведение и т. п. в нерыночном обществе выше, чем в рыночном. В административной системе директора не снимают даже за грубые ошибки. Они не угрожают судьбе ком­пании, которая не зависит от рыночной ситуации и рыночных шансов.

В социалистическом обществе рынок не измерял уровень успешности предприятий. Отсутствовало здесь и понятие «разорение». Предприятие не могло обанк­ротиться не только благодаря страховке государства, но также и потому, что плановое хозяйство отличал диктат производителя над потребителем, выражающий­ся формулой: «или вы покупаете то, что вам дают, или не покупаете вообще ничего, так как другого произво­дителя данного товара нет».

<< | >>
Источник: Кравченко А.И., Тюрина И.О. Социология управления: фундаментальный курс: Учебное пособие для студентов высших учебных заведений. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Академический Проект,— 1136 с. — («Gaudeamus»). 2005

Еще по теме Закрытая группа и бюрократия:

  1. Убийство, совершенное группой лиц, группой лиц по предвари­тельному сговору или организованной группой.
  2. Статья 35. Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией)
  3. Формирование квалифицированной группы внедрения и сопровождения системы, руководителя группы.
  4. Бюрократия
  5. Функции бюрократии
  6. Социологическая трактовка бюрократии
  7. Недостатки бюрократии
  8. Усиление и господство бюрократии
  9. Бюрократ, бюрократизация и бюрократизм
  10. 14.4. Бюрократия и проблемы формирования конституционной экономики
  11. Мафия к Бюрократия
  12. Нарушение порядка финансирования избирательной комиссии, кандидата избирательного объединения, избирательного блока, деятельности инициативной группы по проведению референдума, иной группы участников референдума.