Усиление и господство бюрократии

Об усилении роли администрации в государствен - ном и частном секторах экономики писал и М. Вебер. Она, говорил он, уже захватила господствующие высо­ты в общественной жизни и превратилась в самостоя­тельную социальную страту. Сословная сплоченность бюрократии покоится не только на субъективном ощу­щении принадлежности к данной группе, но и на впол­не объективных процессах. В бюрократизированном обществе повышается социальная значимость «чина», возникает своего рода пиетет к должности, который защищается административно-правовыми нормами.

На сеймом деле рост бюрократии отражал тот факт, что в капитализме XX века управление производством перестало служить прямой функцией собственности на орудия труда. Да и сама собственность теряет индивиду­ально-частный характер, становясь все больше корпора­тивно-коллективной. «Люди, господствующие в бюро», монополизируют технику управления и каналы комму­никации. Все чаще они засекречивают информацию под предлогом «служебной тайны», создают такие механиз­мы поддержания иерархической структуры, которые исключают конкуренцию, выбор и оценку работников по деловым качествам. Бюрократия несовместима с участи­ем всех или большинства членов организации в приня­тии управленческих решений. В этом вопросе она счита­ет компетентной только себя, полагая, что управление есть функция профессионалов. Чиновники — это, прежде всего, те, кто прошел специальную подготовку и занима­ется управлением всю жизнь.

Усложнение управления производством приводит к монопольному захвату ключевых позиций «статусной группой», имеющей свою идеологию и систему ценно­стей. Происходит тотальная бюрократизация управлен­ческого аппарата. Бюрократия превращается в господ­ствующий элемент социальной структуры, и сверх того — в такой жизнеспособный элемент, который практически не поддается уничтожению. Из всего многообразия социальных действий на производстве единственно рациональными и законными признают­ся те из них, которые осуществляются самой бюрокра­тией или служат поддержанию ее статус-кво.

Менеджеры как социальный класс

В 1941 г. Дж. Бернхайм пишет книгу «Менеджер­ская революция»86, основной пафос которой заключал­ся в том, что класс капиталистов практически вытес­нен классом управляющих. По существу, его идеи во многом совпадают с мыслями Вебера, но с той лишь разницей, что вместо бюрократии господствующей силой провозглашаются менеджеры. Он считает, что капиталист-собственник перестал быть необходимой предпосылкой нормального функционирования произ­водства, что менеджеры — такой же социальный класс, как бюрократы или буржуазия. Собственность, пола­гает Дж. Бернхайм, это не просто капитал или овеще­ствленный труд, а, прежде всего, контроль. Если нет 206 контроля, то нет и собственности. Но контроль нахо­дится теперь в руках менеджеров, а собственности в прежнем ее понимании не существует.

Промышленная революция XVIII — XIX вв. разру­шила феодально-сословную систему и привела к фор­мированию классового строя. Класс, в собственном, а не расширительном смысле этого слова, становится главным элементом социальной стратификации капи­тализма. В широком значении под классом понимают большую социальную группу людей, владеющих либо не владеющих средствами производства, занимающую определенное место в системе общественного разде­ления труда и характеризующуюся специфическим способом получения дохода. В узком смысле — класс — это любая социальная страта современного общества, отличающаяся от других доходом, образованием, влас­тью и престижем.

Хотя собственность на средства производства иг­рает в современном обществе важную роль, ее значе­ние постепенно снижается. Эра индивидуального и семейного капитализма уходит в прошлое. В XX в. до­минирует коллективный капитал. Акциями одного пред­приятия могут владеть сотни и тысячи людей. И хотя собственность распылена между огромным числом вла­дельцев, ключевые решения способны принимать толь­ко те, кто держит контрольный пакет акций. Часто ими оказываются высшие менеджеры—президенты и ди­ректора компаний, председатели советов правления.

Страта менеджеров постепенно выходит на пер­вый план, оттесняя традиционный класс собственни­ков. Понятие «менеджерская революция», введенное в оборот Дж. Бернхаймом, отражает новую реальность — «расщепление атома» собственности, исчезновение классов (в старом понимании этого слова), выход на историческую арену в качестве ведущей страты совре­менности не-собственников (ведь менеджеры — лица наемного труда).

Сегодня в" США выделяют четыре основных клас­са: высший, средний, рабочий и низший, каждый из которых, за исключением рабочего, разбивается допол­нительно на 1—3 слоя. Проводившиеся в стране на протяжении почти 50 лет регулярные социологические опросы, в ходе которых американцев просили отнести себя к одному из них, позволили получить количествен­ную картину распределения населения по классам. Как ни странно, но она оказалась устойчивой на протяже­нии десятилетий: колебания в ней не превышают не­скольких процентов. В 1947 и 1987 гг. к высшему клас­су относили себя 3 и 4%, к среднему — 43 и 47%, к рабочему— 51 и 43%, к низшему— 1 и 5% американ­цев соответственно.

В высший класс входит старая родовая аристокра­тия и нувориши, пришедшие из рядов финансистов, торговцев недвижимостью, королей нарко- и порнобиз­неса.

Обычно богатые —- не одиночки, а семьи и семей­ные кланы. В списке из 400 фамилий, отнесенных жур­налом «Форбс» к числу самых богатых (т. е. имеющих доход не менее 200 млн. долл. в год), значатся 14 Рок­феллеров и 8 Меллонов. Многие из них сделали богат­ство на нефти. Концентрация богатства в семейных группах продолжается. Характерная черта американс­кой стратификации — самовоспроизводство богатых.

Низший класс живет у черты или за чертой бедно­сти. Но не только он. По официальным данным, в 1990 г. 32 млн., или 14%, американцев, жили ниже официаль­ного уровня бедности, который составлял доход в 6024 долл. в год на одного человека или 9435 долл. на одну семью. Следовательно, в число бедных попадает и часть представителей рабочего класса. Другая, наибо­лее квалифицированная, часть его относится к сред­нему классу.

В результате средний класс в США составляет порядка 60% всего населения страны. И это не удиви­тельно. Во всех развитых странах, независимо от их культурных и географических различий, доля средне­го класса примерно одинакова— 55 — 60%. На социаль­ной лестнице этот класс размещается между элитой («верхами») и рабочими либо социальными «низами».

Увеличение роли среднего класса в обществе объясняется вполне объективными причинами. В XX в. в США и других развитых странах происходит сокра­щение ручного и расширение машинного труда как в промышленности, так и в сельском хозяйстве. Следо­вательно, сокращается численность рабочих и кресть­ян, последние составляют в США лишь 5%. Но это не традиционные крестьяне, а независимые и зажиточ­ные фермеры. Список новых профессий обогащается не за счет малоквалифицированных, как прежде, а за счет высококвалифицированных, наукоемких специ­альностей, связанных с прогрессивными технология­ми. Их представители автоматически попадают в сред­ний класс. С 1950 по 1990 г. доход американской семьи 208 удвоился. Возросла покупательная способность насе­ления, расширился досуг, больше времени стало отво­диться на развлечения, туризм, увеселения. Трудовое общество уходит в прошлое, на смену ему идет обще­ство досуга.

Средний класс играет в обществе особую роль: образно ее можно уподобить функции позвоночника в человеческом организме, благодаря которому он со­храняет равновесие и устойчивость. В средний класс входят, как правило, те, кто имеет экономическую не­зависимость (владеет предприятием, фирмой, офисом, частной практикой, своим делом) или ярко выражен­ную профессиональную ориентацию (ученые, свя­щенники, врачи, адвокаты, средние менеджеры, мел­кая буржуазия). Очевидно, что речь идет о функциях, которые не только высоко ценятся общестром, но и высоко вознаграждаются. Ученые, священники, вра­чи, адвокаты, средние менеджеры, банкиры и пред­приниматели составляют социальный стержень обще­ства. Там, где нет среднего класса, или он еще не сформировался, общество нестабильно.

В рыночном обществе костяк среднего класса состав­ляют менеджеры.

Средний класс — уникальное явление в мировой истории, возникшее в XX в. и выполняющее специфи­ческую функцию стабилизации общества. Чем он боль­ше, тем меньше вероятность того, что общество будут сотрясать революции, межнациональные конфликты, социальные катаклизмы.

Средний класс состоит из тех, кто сделал судьбу собственными руками и, следовательно, заинтересован в сохранении того строя, который предоставил им подобные возможности. Средний класс разводит два противоположных полюса — бедных и богатых — и не дает им столкнуться. Чем тоньше средний класс, тем ближе друг к другу полярные точки стратификации, тем вероятнее их столкновение, и наоборот.

В социологии критерием отнесения человека к тому или иному слою выступает не только доход, но и объем власти, уровень образования и престиж занятия, пред­полагающие специфический образ жизни и стиль по­ведения. Можно получать очень много, но все деньги тратить неумело или пропивать. Важен не только при­ход денег, но и их расход, а это уже образ жизни.

Средний класс (с присущими ему слоями) всегда отличают от рабочего класса. Но и рабочий класс от­личают от низшего, куда могут входить безработные, бездомные, нищие и т. д. Как правило, высококвали­фицированные рабочие включаются не в рабочий, а в средний класс, но в низшую его страту, которую за­полняют, главным образом, малоквалифицированные работники умственного труда — служащие. Возможен иной вариант: рабочие не включаются в средний класс, но составляют два слоя в общем рабочем классе. Специалисты входят в следующий слой среднего клас­са, ведь само понятие «специалист» предполагает как минимум образование в объеме колледжа. Верхнюю страту среднего класса заполняют в основном профес­сионалы.

За рубежом профессионалами называют людей, имеющих университетское образование и большой практический опыт работы, отличающихся высоким мастерством в своей области, занятых творческим тру­дом и относящихся к так называемой категории само­нанятых, т. е. имеющих свою практику или дело. Это юристы, врачи, ученые, преподаватели и т. д. Имено­ваться профессионалом почетно. Число профессиона­лов ограничено и регулируется государством.

<< | >>
Источник: Кравченко А.И., Тюрина И.О. Социология управления: фундаментальный курс: Учебное пособие для студентов высших учебных заведений. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Академический Проект,— 1136 с. — («Gaudeamus»). 2005

Еще по теме Усиление и господство бюрократии:

  1. Конкуренция, господство и последовательность
  2. Господство на рынке
  3. 2.ПРОИСХОЖДЕНИЕ КОНЦЕПЦИИ ГОСПОДСТВА ПРАВА
  4. 36.1. Усиление деформации структурных перемен
  5. 1.МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЕ ЗНАЧЕНИЕ КОНЦЕПЦИИ ГОСПОДСТВА ПРАВА
  6. 38.2. Необходимость усиления интеграционных процессов и их уровни, принятые в международных отношениях
  7. 38.4. Развитие экспортно-импортных процессов как условие усиления интеграции
  8. Определение и социологическое понимание бюрократии
  9. Бюрократ, бюрократизация и бюрократизм
  10. Бюрократия
  11. Функции бюрократии
  12. Мафия к Бюрократия
  13. Социальное отношение: общностное и общественное товарищеского типа и по типу господства