§ 1. ДОПРОС

Понятие допроса и его доказательственное значение. Допрос — это получение в соответствии с установленной законом процедурой от допрашиваемого лица сведений о существенных обстоятельствах дела путем постановки перед ним задачи на воспроизведение и передачу хранящейся в его памяти информации в устной форме.

Из сказанного следует, что познавательную основу данного действия составляет операция расспроса. Наблюдение же (мимики и жестов допрашиваемого) играет вспомогательную роль, помогая следователю лучше уяснить смысл словесного сообщения. Иная си-туация при допросе глухонемых, здесь допрашиваемый передает информацию языком жестов, доступным наблюдению. Но сообщение допрашиваемого принимает и преобразует в обычную речь переводчик, а не следователь.

Допросу подлежат подозреваемый и обвиняемый, если они желают дать показания (п. 2 ст. 173 УПК), потерпевший и свидетель, если они не воспользовались иммунитетом (п. 1 ч. 4 ст. 56 УПК), а также эксперт и специалист. Допрос последних — неотъемлемая часть экспертизы и деятельности специалиста, связанной с дачей им заключения. Для подозреваемого и обвиняемого дача показаний на допросе служит средством их защиты от подозрения и обвинения. Давая показания, потерпевший также защищает свои права, осуществляет обвинительную функцию, а свидетель выполняет правовую обязанность и моральный долг содействовать правосудию.

Допрос проводится в служебном кабинете следователя, но в случае необходимости — в месте нахождения допраши- ваемого: в занимаемом им жилом помещении, в лечебном учреждении, учебном заведении, в офисе организации, на промышленном предприятии, в учреждении лишения свободы и т.д. Такая необходимость возникает в случаях, когда допрос оказывается первоначальным следственным действием, оттяжка которого недопустима (например, когда без допроса невозможно представить себе картину события и спланировать проведение других следственных действий), либо когда допрашиваемый по состоянию здоровья не может явиться к следователю. Лица, находящиеся под стражей, чаще всего допрашиваются в помещении следственного изолятора, где для этого выделены специальные кабинеты. Возмо-жен допрос всех подлежащих ему лиц на месте, где происходило событие, о котором им предстоит рассказать. Вид местности по закону ассоциаций играет роль пускового механизма для оживления памяти и припоминания забытого. Однако этот прием допроса не превращает данное действие в проверку показаний на месте: последняя имеет иные цели (см. § 3 главы 6 данной работы).

Доказательственное значение допроса в том, что в результате его проведения следователь получает показания подозреваемого (ст. 76 УПК), обвиняемого (ст. 77), потерпевшего (ст. 78), свидетеля (ст. 79). Допустимость этих доказательств определяется соблюдением процедуры допроса. УПК, кон-кретизируя это общее положение, считает недопустимыми показания подозреваемого и обвиняемого, полученные в отсутствие защитника и не подтвержденные ими в суде, а также показания свидетеля и потерпевшего, если они не могут указать на источник своей осведомленности. Нельзя считать отдельным видом доказательства протоколы допроса указанных лиц, т.к. они служат лишь процессуальной формой сохранения показаний и в силу требований непосредственности могут быть оглашены в суде лишь в некоторых случаях.

Доказательственную ценность имеют также и прилагаемые к протоколу изготовленные допрашиваемым в ходе допроса схемы, чертежи, рисунки, диаграммы, которые в наглядно- образной форме иллюстрируют и конкретизируют отдельные фрагменты показаний.

Основания и процессуальный порядок допроса. Для проведения допроса необходимы основания. В отношении подозреваемого и обвиняемого фактических оснований не требуется, формальными же основаниями являются акты, констатирующие появление в процессе данных участников и возлагающие на следователя обязанность обеспечить их право на дачу показаний, т.е. допросить их, если они не отказываются от дачи показаний (ч. 1 ст. 46 и ч. 1 ст. 47). Основанием допроса потерпевшего также является формальный акт-постановление о признании его таковым (ч. 1 ст. 42). Однако для дополнительного допроса этих лиц нужны фактические основания, т.е. данные о том, что они располагают сведениями, которые не были получены при первом допросе. Иными являются основания допроса свидетеля — это данные о том, что ему известны обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения дела (ч. 1 ст. 56 УПК). В этом случае речь идет о данных предположительного характера, но и они должны обязательно иметься у следователя при принятии им решения о проведении допроса. О недооценке данного требования на практике косвенно говорит весьма значительное количество допросов (более 60 %) от общего числа, не давших в распоряжение следователя полезной информации.

Как и любое другое следственное действие, допрос не может проводиться в ночное время (с 22.00 до 6.00 по местному времени), кроме случаев, не терпящих отлагательства. К ним следует отнести опасное для жизни состояние допрашиваемого, необходимость предотвращения сговора подозреваемых и другие подобные обстоятельства.

У подлежащих допросу свидетеля и потерпевшего может быть взято обязательство о явке (ч. 1 ст. 112 УПК). Они вызываются к следователю повесткой, в которой указывается, кто и в каком качестве вызывается, адрес, по которому надлежит явиться, дата и время явки на допрос, последствия неявки без уважительных причин. Повестка направляется по почте или с использованием иных средств связи (телефонограммой, радиограммой) либо с посыльным. Следователь должен быть уверен, что повестка вручена адресату.

В случае временного отсутствия вызываемого она вручается совершеннолетнему члену семьи, передается администрации по месту работы вызываемого или, по усмотрению следователя, иным лицам и организациям для вручения вы-зываемому. Факт вручения повестки должен быть удостоверен распиской его самого, либо члена его семьи, либо уведомлением почтового учреждения о вручении. При неявке потерпевшего или свидетеля по неуважительным причинам он может быть доставлен к следователю приводом на основании вынесенного следователем постановления (ч.4 ст. 113). Уважительными причинами неявки могут быть неполучение повестки, командировка, болезнь, стихийное бедствие, иные обстоятельства, исключающие возможность явки. В таком же порядке вызываются на допрос подозреваемый и обвиняемый, находящиеся на свободе. Если эти лица находятся под стражей, они доставляются на допрос органами внутренних дел. Военнослужащий вызывается на допрос через командование воинской части. Все подлежащие допросу лица при неявке могут быть подвергнуты судом денежному взысканию на основании составленного следователем протокола (ч. 3 ст. 118).

Таким образом, допросу могут быть подвергнуты лица, занимающие разное процессуальное положение. Это свидетели, потерпевшие, подозреваемые, обвиняемые. Закон зара- нее не ограничивает круг подлежащих допросу свидетелей и потерпевших их возрастом: возможность допроса малолетних или престарелых определяет сам следователь. При необходимости решения вопроса о их способности правильно воспринимать обстоятельства дела и давать показания назначается экспертиза . В то же время закон исключает из круга допрашиваемых некоторых лиц, хотя они и располагают информацией, полученной в процессе осуществления своих профессиональных обязанностей. Это судья, присяжный заседатель, адвокат, защитник подозреваемого и обвиняемого, священнослужитель, член Совета Федерации и депутат Государственной думы. Запрет допроса этих лиц продикто-ван соображениями охраны профессиональной тайны как условия их эффективной деятельности (ч. 3 ст. 56 УПК). Не подлежат допросу лица, пожелавшие воспользоваться свидетельским иммунитетом (п. 1 ч. 4 ст. 56 УПК). Кроме того, нельзя допрашивать лиц, страдающих физическими и психическими недостатками, вследствие которых они неспособны правильно воспринимать и воспроизводить обстоятельства, имеющие значение для дела. Но закон допускает возможность допроса в качестве свидетелей других участников процесса: понятых, секретарей и даже дознавателей, следователей и оперативных работников, когда необходимо выяснить обстоятельства, ставшие им известными при выполнении своих обязанностей. По поводу возможности допроса последних иногда высказываются возражения, основанные на том, что свидетель — это участник процесса, создаваемого самим ходом исследуемого события, между тем как следователь, дознаватель таким лицом не был, ибо получил информацию в процессе расследования. Кроме того, вызовы следователей в суд для проверки ссылок допрашиваемых на применение недозволенных методов допроса серьезно осложняют выполнение ими своих непосредственных обя-занностей. Представляется, что с этими возражениями нельзя все же согласиться как по формальным соображениям, так и по существу. Согласно ч. 1 ст. 56 УПК, свидетель — это лицо, которому могут быть известны существенные обстоятельства дела. Здесь не говорится о способе получения им информации. Под такое определение вполне подпадает и следователь, и оперативник. Кроме того, без допроса следователя, о незаконных действиях которого сообщает обвиняемый, часто практически невозможно выяснить обстоятельства допроса, осмотра и т.д. и определить допустимость полученных при этом доказательств. По такому пути идет и судебная практика. Но если следователь был допрошен в качестве свидетеля, он в дальнейшем уже не может выполнять по делу функции следователя .

Как видно из закона (ч. 2 ст. 78 и ч. 2 ст. 79), предмет допроса свидетелей и потерпевших широк: это все известные им обстоятельства, имеющие отношение к делу, включая взаимоотношения с подозреваемым, обвиняемым (добавим, и со свидетелями). Подозреваемый допрашивается по поводу обстоятельств, вызвавших подозрение, а обвиняемый — по поводу предъявленного обвинения . Стремясь предотвратить неправомерное давление на обвиняемого, отказавшегося дать показания, закон (ч.4 ст. 173) допускает повторный допрос только по просьбе самого обвиняемого.

В допросе, помимо следователя, могут с целью контроля за правильностью его проведения участвовать прокурор и начальник следственного отдела. При необходимости привлекается переводчик, а также специалист (для помощи следо-вателю в формулировке вопросов). Участвующий в допросе эксперт выясняет обстоятельства, существенные для дачи им заключения. Фактически обязательным в допросе подозреваемого и обвиняемого является участие защитника. В соответствии с ч. 2 ст. 53 УПК защитник при этом вправе прояв-лять достаточную активность: давать допрашиваемому в присутствии следователя краткие консультации, задавать ему с разрешения следователя вопросы, делать письменные замечания по поводу правильности и полноты протокольных записей. Закон предусматривает также право адвоката участво-вать в допросе свидетеля, вместе с которым он явился на допрос. В этом случае адвокат имеет те же права, что и защитник, участвующий в допросе подозреваемого и обвиняемого. Следователь может отвести вопросы адвоката, но обязан занести их в протокол допроса (ч. 5 ст. 189).

Никакие другие лица, в т.ч. другие свидетели, потерпевшие, подозреваемые и обвиняемые при допросе присутствовать не должны, т.к. это могло бы оказать на допрашиваемого нежелательное воздействие. Следователь должен предотвращать возможность общения недопрошенных лиц между собой.

По соображениям безопасности при допросе свидетеля и потерпевшего могут быть сохранены втайне сведения об их личности. Для этого в соответствии с ч. 9 ст. 166 УПК они могут быть допрошены под псевдонимом, присвоенным им следователем. Решение об этом следователь обосновывает в постановлении, согласованном с прокурором.

Перед непосредственным осуществлением допроса следователь обязан предпринять ряд мер, направленных на обеспечение прав допрашиваемых и в то же время на предотвращение возможности утаивания и искажения ими информации. Таковы:

а) предотвращение допроса ненадлежащего лица (явившегося вместо вызываемого по ошибке или умышленно), для чего необходимо убедиться в личности явившегося (путем ознакомления с документом, удостоверяющим личность);

б) разъяснение каждому допрашиваемому лицу, в каком качестве и по какому делу он допрашивается, какие права представлены ему при допросе и в каком порядке будет производиться допрос. Особенно важное значение имеет разъяснение права на отказ от показаний, т.е. на свидетельский иммунитет (ст. 11,42, 46, 47, 56 УПК), и последствий отказа от иммунитета;

в) предупреждение свидетеля и потерпевшего об ответственности за отказ от показаний и дачу ложных показаний, предусмотренной ст. 307 и 308 УК. Об ответственности по этим статьям предупреждается также переводчик, привлечен-ный к допросу, а также допрашиваемые эксперт и специалист;

г) предупреждение допрашиваемых о том, что будут применяться технические средства.

Допрос по существу начинается предложением свидетелю и потерпевшему рассказать все известное им по обстоятельствам, в связи с которыми они вызваны на допрос, а подозреваемому и обвиняемому — об обстоятельствах, вызвавших подозрение или составляющих предъявленное обвинение. Это — «свободный рассказ» допрашиваемого. Исследователи отмечают, что на этом этапе допроса показания выигрывают в точности, но проигрывают в полноте .

После этого следователь вправе задавать вопросы. Они могут быть а) напоминающими, б) уточняющими, в) допол- няющими, г) контролирующими. При ответе на них показания выигрывают в полноте, но проигрывают в точности, что объясняется внушающим воздействием вопросов .

Следует иметь в виду, что любой вопрос имеет две части: констатирующую и вопрошающую. Лицо, задающее вопрос другому, не только стремится восполнить недостаток своих знаний, но и сообщает ему некую информацию .

Чтобы предотвратить связанную с этим возможность вну-шения, закон категорически запрещает ставить допрашиваемым наводящие вопросы. Таковыми являются вопросы, в самой формулировке которых в явной или скрытой форме содержится подсказка желаемого ответа. Наводящим, к при-меру, является открытая подсказка: «не держал ли подозреваемый в руке нож», в то время как сделанный в нейтральной форме вопрос должен звучать так: «Было ли что-нибудь в руках у подозреваемого». Но и такой вопрос в другой системе координат (например, когда неизвестно, был ли подозреваемый участником события) носит наводящий характер. Поэтому к постановке вопроса необходимо подходить с осторожностью, он должен быть сформулирован так, чтобы допрашиваемый не мог извлечь из него никакой новой информации об обстоятельствах дела и вынужден был опираться только на собственную память (А.Р. Ратинов).

Запрещая задавать наводящие вопросы, закон устанавливает, что в остальном следователь свободен в выборе тактики допроса (ч.

2 ст. 89). Вопрос о свободе выбора тактики допроса заслуживает более детального освещения. Решая его, следует исходить из недопустимости при допросе примене-ния насилия, угроз и иных незаконных мер, а равно создания опасности для жизни и здоровья допрашиваемого (п. 4 ст. 164). В то же время допустимы приемы, направленные на помощь допрашиваемому в припоминании забытого и на преодоление запирательства и лжи. Некоторые авторы считают возможным применение в этих целях так называемых «следственных хитростей» (их порой трактуют как «маневрирование информацией» или «психологические ловушки»). Смысл этого приема состоит в создании условий, при которых допрашиваемый, заблуждаясь в оценке информированности следователя об обстоятельствах дела или целей допроса, поневоле сообщает скрываемую информацию. Таковы приемы, именуемые «допущением легенды» (когда следователь представляет допрашиваемому возможность нагромождать одну ложь на другую, облегчая этим возможность ее разоблачения); «отвлечение внимания» (выяснение второстепенных вопросов, скрывающее основную цель допроса); «разжигание конфликта» (рассчитан на то, что, обострив противоречия в позициях соучастников, следователь побудит их изобличать друг друга); создание ошибочных представлений, что следователю «все известно» (с тем, чтобы продемонстрировать бесперспективность запирательства) и т.п. Ученые по-разному относятся к допустимости «следственных хитростей». Одни предлагают считать их допустимыми, если дей-ствие их избирательное: для правдивого участника они являются нейтральными и не могут толкнуть его на путь дачи ложных показаний, в то время как лгущего побуждают к правдивости. Другие не без основания усматривают в них элементы обмана, недопустимые в процессуальной деятельности по моральным соображениям и способные привести к следственной ошибке. Представляется, что любой тактический прием допроса не должен содержать сообщение доп-рашиваемому ложной информации. Следователь также не вправе склонять допрашиваемого к подтверждению определенного факта обещанием каких-либо благ и послаблений: изменения меры пресечения, принятия мер к определению судом более мягкого наказания и т.д.

Одним из тактических приемов, направленных на акти-визацию памяти допрашиваемых, преодоление пробелов и противоречий в их показаниях, является предусмотренное ст. 190 УПК право следователя предъявлять допрашиваемому вещественные доказательства, документы, протоколы других следственных действий (в т.ч. протоколы допроса), а также воспроизводить аудио- и (или) видеозапись, киносъемку следственных действий. Эти материалы предъявляются допрашиваемому с тем, чтобы он мог дать по ним свои пояснения. Тактически оправдано предъявление доказательств в порядке возрастания их убедительности и доказательственной силы.

Но относительно предъявления допрашиваемому протоколов допроса других лиц следует иметь в виду, что для выяснения причин противоречий в показаниях закон предус-матривает проведение очной ставки. Она является более эффективным средством преодоления противоречий и в большей степени соответствует интересам допрашиваемого, нежели ознакомление его с протоколом допроса. На очной став-ке он имеет возможность опровергнуть второго участника, показать непоследовательность или противоречивость его показаний. Этой возможности допрашиваемый лишен, когда ему просто предъявляют протокол допроса другого лица. Для того, чтобы предъявление (т.е. оглашение) протокола допроса не превратилось в наводящий вопрос, оно, на наш взгляд, должно применяться только тогда, когда нацелено на оживление ассоциативных связей, т.е. на оказание помощи допрашиваемому в припоминании, но не на преодоление запирательства и лжи.

Представляет интерес активно разрабатываемая зарубежными криминалистами и психологами когнитивная модель допроса потерпевшего и свидетеля. Суть ее базируется на выводах когнитивной психологии о том, что эффективность припоминания зависит от сходства условий восприятия и условий припоминания: допрашиваемый мысленно представляет себе механизм развития события и вспоминает о своих переживаниях, связанных с ним. При этом оказывает свое действие многослойностъ образов памяти допрашиваемого — активизация их различных слоев и участков помогает ему вспомнить важные для дела обстоятельства. Авторы модели на практических примерах показывают, как сочувствие и доброжелательное отношение следователя к допрашиваемому, сочетаемое с применением приемов «когнитивного интервью», помогало свидетелю вспомнить многое из того, что он не мог воспроизвести при обычном официальном допросе .

Важную роль в обеспечении надлежащей обстановки допроса и устранении возможных злоупотреблений со стороны допрашивающих играет, наряду с описанными выше мерами, установленное законом (ст. 187) ограничение продолжительности допроса, соответствующее международно-право- вым актам. Общая продолжительность допроса в течение дня не должна превышать 8 часов, с перерывом не менее чем на один час для отдыха и принятия пищи. При этом должно учитываться и состояние здоровья допрашиваемого. При наличии медицинских показаний, на основании заключения врача продолжительность может быть сокращена.

Гарантией для допрашиваемых лиц служит и установленное законом право пользоваться при допросе документами и записями. Речь идет о бухгалтерских и других документах, содержащих сведения, которые трудно удержать в памяти.

Однако недопустимо заменять устные показания прочтением допрашиваемым заранее написанного текста.

В ходе допроса следователь, помимо сведений об обстоятельствах предмета доказывания, должен выяснять и обстоятельства, необходимые для оценки показаний. В первую очередь следует исследовать объективные и субъективные факторы восприятия, запоминания и воспроизведения допрашиваемым существенных обстоятельств дела .

Особенности допроса несовершеннолетних. Возрастные психофизиологические особенности несовершеннолетних (повышенная внушаемость, утомляемость, детский негативизм и т.п.) привели к необходимости представить этим лицам дополнительные гарантии, предусмотрев особые правила их допроса. Особенности касаются порядка вызова на допрос лиц, не достигших возраста 16 лет, которые вызываются на допрос через их законных представителей (родителей, усыновителей, опекунов, попечителей и других лиц, обязанных по закону защищать интересы подростков) либо через администрацию по месту работы или учебы несовершеннолетнего. Обычный порядок — направление повестки — применяется в случаях, когда нет возможности передать вызов через законных представителей либо когда есть данные о том, что они будут препятствовать даче подростком правдивых показаний. Наряду с соблюдением общих правил допроса существенной его особенностью является привлечение педагога к допросу свидетеля и потерпевшего в возрасте от 14 до 18 лет. Его участие, с одной стороны, продиктовано стремлением обеспечить психологический контакт между следователем и подростком, а с другой - не допустить нарушения прав и законных интересов допрашиваемых. Последняя функция выходит за пределы функции специалиста как научно- технического помощника следователя и позволяет видеть в педагоге специфического участника процесса - представителя педагогической профессии, призванного ограждать подростка от возможных нежелательных действий следователя. Такую же функцию, как и педагог, выполняют законные представители несовершеннолетних; их роль особенно зна-чима, когда допросу подвергаются малолетние, на которых обстановка следственного действия часто оказывает сильное травмирующее воздействие. Эти лица имеют право задавать допрашиваемым с разрешения следователя вопросы, а также делать подлежащие внесению в протокол допроса замечания о нарушении прав и законных интересов допрашиваемого. С учетом повышенной внушаемости несовершеннолетних наводящие вопросы при их допросе особенно опасны.

Допрашиваемым несовершеннолетним потерпевшим и свидетелям разъясняются их права и обязанности, предусмотренные ст. 42 и 56 УПК. При этом, если они не достигли 16 лет, вместо предупреждения об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и дачу ложных показаний им разъясняется необходимость говорить только правду.

Порядок допроса несовершеннолетних подозреваемых и обвиняемых во многом сходен с порядком допроса свидетелей и потерпевших. Однако гарантии прав этих участников являются более широкими (ст. 425 УПК). Обязательным участником их допроса является защитник, наделенный при допросе в соответствии с ч. 2 ст. 53 УПК достаточно широкими полномочиями. С момента первого допроса подозре- ваемого, обвиняемого к участию в деле (т.е. и к самому допросу) допускаются их законные представители, наделенные правами, аналогичными правам защитника (ст. 426 УПК). В допросе подозреваемого и обвиняемого, не достигших 16 лет либо достигших этого возраста, но страдающих психическим расстройством или отстающих в психическом развитии, обязательно участвует педагог или психолог (ч. 3 ст. 425). Последний, опираясь на знание подростковой психологии, осу-ществляет функцию, сходную с функцией педагога. Оба участника допроса подозреваемого и обвиняемого имеют такие же права, как и педагог при допросе свидетелей и потерпевших (ч. 5 ст. 425).

Существенной особенностью допроса подростков является значительное ограничение его продолжительности. Допрос несовершеннолетних обвиняемых и подозреваемых не может продолжаться непрерывно более 2 часов, а в общей сложности не более 4 часов в день (ч. 1 ст. 425). Эти требования должны соблюдаться и при допросе несовершеннолетних свидетелей и потерпевших.

Фиксация хода и результатов допроса. Универсальным средством фиксации результатов допроса служит протоколиро-вание. Протокол допроса должен соответствовать всем требованиям, предусмотренным ст. 166 УПК Центральная часть протокола—изложение показаний допрошенного лица. При ее составлении должны соблюдаться особые правила, обеспечивающие полную и неискаженную фиксацию показаний. Согласно ст. 190 УПК, они записываются от первого лица, что позволяет фиксировать их в непосредственной форме, избегая нежелательных преобразований. Показания записываются по возможности дословно, т.е. с сохранением специфических слов и выражений, присущих языку допрашиваемого и точно передающих смысл его сообщения. Однако дословная запись всех показаний нецелесообразна ввиду того, что они часто страдают повторами и неупорядоченностью, порой содержат ненормативную лексику. Это делает необходимым упорядочение показаний при их протоколировании, но с обязательным и точным сохранением их существа. Вопросы следователя и ответы на них допрашиваемого фиксируются в последовательности их постановки. Если в допросе участвовали прокурор, защитник, специалист, эксперт, то заданные ими вопросы и ответы на них также фиксируются в протоколе. Отведенные следователем вопросы или вопросы, на которые допрашиваемый отказался отвечать, отражаются в протоколе с указанием мотивов, по которым вопрос был отведен.

В протоколе, помимо этого, отражается факт предъявления допрашиваемому вещественных доказательств, иных доказательственных материалов и данные в связи с этим пояснения. Изготовленные допрашиваемым графические изображения (планы, схемы, чертежи, рисунки, диаграммы), дополняющие его показания, обязательно приобщаются к протоколу.

Закон не исключает собственноручного изложения допрашиваемым своих показаний. Однако это возможно лишь после того, как он по предложению следователя дал в процессе допроса показания в форме свободного рассказа.

Важное значение имеют правила удостоверения содержания протокола. Для этого допрашиваемое лицо должно быть ознакомлено с протоколом путем личного прочтения либо оглашения его следователем. Способ ознакомления выбирает сам допрашиваемый. После ознакомления он вправе просить о внесении в протокол дополнений и поправок, а также замечаний о ходе допроса, и следователь не вправе в этом ему отказать. Факт ознакомления с показаниями и правильность их записи допрашиваемый удостоверяет своей подписью в конце протокола, при этом он подписывает каждую его страницу. Протокол также подписывает следователь и все другие участвующие в допросе лица. Если допрашиваемый отказывается подписать протокол, следователь делает об этом отметку в нем, удостоверяя данный факт своей подписью и подписью других участников допроса. При невозможности подписать протокол в силу физических недостатков или состояния здоровья факт ознакомления допрашиваемого с протоколом удостоверяется подписью защит-ника, законного представителя, представителя или понятых с указанием причины, по которой допрашиваемый не может сам подписать протокол.

Закон предусматривает возможность применения для фиксации хода и результатов допроса технических средств, таких как фото- и киносъемка, аудио- и видеозапись. Эти средства необязательные (факультативные) и применяются с целью закрепления не только результата, но и самого хода допроса. Звуко- и видеозапись — высокоэффективные средства фиксации допроса. Применение их особенно целесообразно для закрепления а) результатов допроса в случаях, когда допрашиваемые не смогут по уважительным причинам явиться в суд; б) трудно передаваемых речевых особенностей несовершеннолетних; в) показаний раненых и больных, когда существуют опасения за их жизнь; г) показаний, полученных с помощью переводчика (для контроля за качеством перевода; д) показаний, полученных в другом регионе на основании следственного поручения. Весьма эффективна видеозапись допроса глухонемых, сохраняющая подлинные жесты и мимику допрашиваемого, посредством которых происходит передача информации. Это дает возможность при необходимости проверить качество перевода с языка глухонемых в звуковую речь. Но нельзя рассматривать звуко- и видеозапись в качестве средств «закрепления показаний», т.е. удержания допрошенного на ранее занятой им позиции.

Факт применения указанных средств, их технические характеристики (вид средства, светочувствительность пленки и т.п.), а равно условия их применения (скорость звукозаписи, выдержка и т.п.) должны отражаться в протоколе допроса. Во избежание монтажа звуко-, видеозаписи и киносъемки в протоколе особо отражается факт приостановки применения этих средств, причина и длительность остановки. Материалы применения технических средств прилагаются к протоколу допроса и хранятся при деле. В качестве вспо-могательного средства фиксации допроса может применяться стенографирование (ч. 2 ст. 166). Стенограмма также прилагается к протоколу допроса и хранится при деле. Но она, будучи высокоэффективным средством отображения хода и ре-зультатов допроса, все же не заменяет протокола.

<< | >>
Источник: С.А.Шейфер. СЛЕДСТВЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ. ОСНОВАНИЯ, ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ ПОРЯДОК И ДОКАЗАТЕЛЬСТВЕННОЕ ЗНАЧЕНИЕ. 2004

Еще по теме § 1. ДОПРОС:

  1. 3. Допрос подсудимого. Понятие перекрестного допроса
  2. 1. Допрос
  3. 2. Допрос обвиняемого
  4. Допрос свидетелей
  5. 4. Допрос свидетелей и потерпевших
  6. 5. Допрос эксперта и специалиста и производство судебной экспертизы
  7. Особенности допроса несовершеннолетнего потерпевшего и свидетеля
  8. ПРЕДЪЯВЛЕНИЕ ОБВИНЕНИЯ И ДОПРОС ОБВИНЯЕМОГО
  9. Предъявление обвинения и допрос обвиняемого (ст. 143- 154 УПК)
  10. § 2. ПРЕДЪЯВЛЕНИЕ ОБВИНЕНИЯ И ДОПРОС ОБВИНЯЕМОГО
  11. ДОПРОС И ОЧНАЯ СТАВКА. КОНТРОЛЬ И ЗАПИСЬ ПЕРЕГОВОРОВ
  12. § 4. ДОПРОС. ОЧНАЯ СТАВКА. ОПОЗНАНИЕ. ПРОВЕРКА ПОКАЗАНИЙ НА МЕСТЕ
- Кодексы Российской Федерации - Юридические энциклопедии - Адвокатура - Административное право - Административное право (рефераты) - Арбитражный процесс - Банковское право - Бюджетное право - Валютное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Договорное право - Жилищное право - Жилищные вопросы - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Коммерческое право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право Российской Федерации - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Международное право - Международное частное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Основы права - Право - Право интеллектуальной собственности - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Разное - Римское право - Сам себе адвокат - Семейное право - Следствие - Страховое право - Судебная медицина - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Участникам дорожного движения - Финансовое право - Юридическая психология - Юридическая риторика - Юридическая этика -