1.2. Источники римского права

Источники римского права: понятие и виды. В юридической и исто- рико-правовой литературе применительно к римскому праву «источ­ник права» употребляется в различных значениях:

1) как источник содержания правовых норм;

2) как способ (форма) образования норм права;

3) как источник познания права.

Институции Гая к источникам права относят: законы, сенатускон- сульты, конституции императоров, эдикты магистратов, деятельность юристов. В этом перечне указанные источники раскрывают способ (форму) возникновения норм права. Следовательно, источник права понимался в Риме как способ (форма) образования права.

В Институциях Юстиниана упоминается два вида источников:

1) закон и другие нормы, исходящие от государственных органов и зафиксированные ими в письменной форме;

2) нормы, складывающиеся в практике (имеются в виду правовые обычаи).

По признаку письменной и устной формы источников римля­не разделяли право на писаное (jus scriptum) и неписаное (jus non scriptum): «Наше право является или писаным, или неписаным...» (D. I. I. 1. 6).

В более широком смысле к источникам права относятся много­численные правовые и другие памятники, содержащие юридические нормы и иные данные о праве. В первую очередь к ним можно от­нести кодификацию Юстиниана, произведения римских юристов, историков, философов, ораторов, поэтов и др. К источникам права в широком смысле причисляют также папирусы с текстами отдельных договоров и надписи на дереве, камне и т.д.

Обычное право и закон. Самым древним неписаным источником права Рима было обычное право как совокупность правовых обыча­ев. В современной теории права под правовым обычаем понимается правило поведения, сложившееся вследствие его фактического при­менения в течение длительного времени и признаваемое государст­вом и качестве общеобязательного правила.

Отмеченные признаки характеризовали правовой обычай в Риме. Римский юрист Юлиан говорит о давности (длительности) приме­нения обычая и молчаливом согласии общества (считаем признание его государством в качестве общеобязательного правила) на его при­менение.

Нормы обычного права включали обычаи предков (mores maiorum); обычную практику (usus); обычаи жрецов (commentarii pontificum); обычаи, сложившиеся в практике магистратов (commentarii magistra- tuum). В императорский период обычное право именуется термином «consuetude».

Обычное право в течение длительного времени играло сущест­венную роль в регулировании разнообразных общественных отно­шений. Даже в эпоху принципата за правовыми обычаями признава­лась такая же сила, как и за законами.

Наряду с обычным правом уже в древний период в Риме в качест­ве источника права применялись законы (leges). Первыми законами в Риме были законодательные акты, принимаемые народными соб­раниями и утверждаемые Сенатом.

В 451—450 гг. до н.э. была сделана запись обычаев, получившая название Законов XII таблиц (leges duodecim tabularum). В 326 г. до н.э. был принят Петелиев закон, отменивший долговое рабство и убийство должника за неуплату долга. Примерно в III в. до н.э. поя­вился закон Аквилия (об ответственности за уничтожение и повреж­дение чужих вещей). Позднее был принят ряд других законов. В пе­риод принципата, когда роль народных собраний понизилась, они уже не принимали законы. Последним был аграрный закон I в. н.э.

При одновременном сосуществовании в Риме в течение длитель­ного времени правовых обычаев и законов возникает вопрос: как со­относились друг с другом эти источники права?

У римлян не вызывало сомнения, что закон мог отменить правовой обычай. Римские юристы также считали, что правовой обычай может отменить закон (в этом случае говорили, что закон вышел из употреб­ления). От классических юристов на сей счет сохранилось высказыва­ние: «...Законы могут быть отменены не только вследствие выражен­ной воли законодателя, но и по молчаливому соглашению всех, путем обычая» (D. 1. 3. 32. 1). Этот вывод делался на основании того, что не существовало различия в том, как народ выразит свое согласие с той или иной нормой права: подачей голосов или своими поступками.

Законы XII таблиц. В 451—450 гг. до н.э. была сделана запись обы­чаев, получившая название Законов XII таблиц.

В значительной своей части Законы XII таблиц фиксируют пись­менно давно сложившуюся практику взаимоотношений различных лиц, т.е. право обычное. В этом смысле, как ни странно, их можно было бы назвать варварской правдой (как именуются первые юри­дические кодексы государств раннего Средневековья), если забыть о том, что само понятие «варвары» применялось в античности ко всем людям, кроме греков и римлян.

В тексте таблиц заметно влияние греческого права, а конкрет­но — афинского законодательства Солона. В двух случаях на это прямо указывает античный юрист Гай. Так подтверждается сооб­щение источника о том, что на подготовительном этапе для работы коллегии были привлечены греческие законы. Но очевидно и то, что использовались они спорадически, и получившийся свод в основном отражал римские реалии.

Законы XII таблиц закрепили уже сформировавшееся к этому времени право частной собственности (dominium), которое в Риме вытекало из высшего права собственности гражданской общины, т.е. государства, и потому принадлежало только гражданам. В них еще отсутствует универсальная формула, позднее выработанная римски­ми юристами: «Собственность на вещь есть право по своей воле ее использовать, изменять, отчуждать и передавать по наследству». Од­нако трактовка этого правоотношения в отдельных статьях таблиц уже приближается к классической.

В таблицах юридически оформлено социальное неравенство ме­жду свободными и рабами, патронами и клиентами, патрициями и плебеями. Первое различие просуществует еще два тысячелетия, вто­рое доживет до падения Римской империи, а третье исчезнет сравни­тельно скоро, и принадлежность к патрицианскому или плебейскому роду не будет иметь в Риме никакого значения.

В наше время даже образованные люди — не специалисты по ан­тичности — убеждены, будто на всем протяжении римской истории, в том числе в эпоху империи, патриции составляли в Риме привиле­гированное сословие, угнетавшее плебеев. В действительности пат­риции, представлявшие собой старую знать родового общества, вели с плебеями борьбу за сохранение своих привилегий в течение первых столетий истории Римской республики и к III в. до н.э. потерпели полное поражение. Во время империи принадлежность к патрици­анскому роду была не более важна для римлянина, чем для нашего современника — боярское происхождение его предков.

Законы XII таблиц содержат множество конкретных положений, которые были развиты впоследствии в западноевропейском и позд- неримском праве. Заслуга их составителей состоит в том, что они заложили основы правотворческого процесса на будущее и сформу­лировали нормы, позволившие молодому классовому обществу до­статочно эффективно функционировать.

Прежде всего составители таблиц установили определенный по­рядок судебных процедур, т.е., говоря профессиональным языком, зафиксировали нормы процессуального права.

Законы XII таблиц охраняют устои древней патриархальной семьи.

Законы XII стали первым древнеримским судебником: многие их положения относятся к сфере уголовного права.

Законы XII таблиц были начертаны на 12 деревянных досках-таб­лицах и были выставлены для всеобщего обозрения на главной пло­щади Рима, отсюда и пошло их название.

Таким образом, Законы XII таблиц регулировали семейные, на­следственные отношения, займовые операции и частично уголовные преступления. Постепенно, в связи с развитием новых экономиче­ских отношений, вызванных ростом товарного производства, това­рообмена и банковских операций, Законы XII таблиц стали коррек­тироваться новым источником права — преторскими эдиктами.

Эдикты магистратов. Римские судебные магистраты обладали правом издавать постановления для римских граждан и других жите­лей Римского государства.

Термин «эдикт» происходит от dico («говорю») и в соответствии с этим первоначально обозначал устное объявление магистрата сле­дующих видов:

— постоянный эдикт издавался новым магистратом и объявлял о том, какие правила будут лежать в основе его деятельности, в каких случаях будут даваться иски, в каких — нет (своеобразный план рабо­ты на определенный период);

— разовый эдикт издавался по поводу решения какого-либо кон­кретного дела и по другим незапланированным поводам.

В дальнейшем эдикты стали приниматься в письменной форме. Они действовали только в период управления издавшего их магист­рата, и следующий магистрат мог отменить или продлить их. В нача­ле II в. н.э. эдикты были объявлены вечными и неизменными.

Римский юрист Гай писал, что эдикты принимались:

1) преторами. Преторы были как городскими, ведавшими гра­жданской юрисдикцией в отношениях между римскими граждана­ми, так и перегринскими, ведавшими гражданской юрисдикцией по спорам между перегринами, а также между римскими гражданами и перегринами;

2) правителями провинций;

3) курульными эдилами, ведавшими гражданской юрисдикцией по торговым делам (в провинциях — соответственно квесторами).

Начиная с III в. до н.э. в связи с усложнением общественных от­ношений (развитие торговых отношений с другими странами, раз­витие сельского хозяйства) нормы ius civile устарели и перестали удовлетворять запросам жизни. Преторские эдикты помогали ци­вильному праву в удовлетворении новых потребностей общества, так как преторы выпускали постановления не в общем, а по конкретным искам. Претор руководил гражданским процессом и мог выбирать для защиты только те иски, которые не были предусмотрены цивиль­ным правом.

Претор не мог отменить или изменить нормы цивильного права («претор не может творить право»). Он мог проработать норму ци­вильного права на практике и лишить силы то или иное положение данной нормы. Например, мог защитить несобственника имущества как собственника, но не мог изменить статус несобственника и пре­вратить его в собственника. Претор не мог дать право наследования. Таким образом, претор мог давать защиту только новым формам правоотношений, что еще раз подчеркивает незыблемость исконно­го права (ius civile).

По словам римских юристов, преторское право постепенно раз­вивалось и стало действовать по нескольким направлениям, откли­каясь на новые запросы жизни и удовлетворяя их:

— претор помогал применению гражданского права (iuris civilis adiuvandi gratia);

— заполнял пробелы гражданского права с помощью своих эдик­тов (iuris civilis supplendi gratia);

— изменял и исправлял нормы гражданского права (iuris civilis corrigendi gratia). Претор не мог отменить действие цивильного пра­ва, мог только дополнить его.

В результате правотворческой деятельности курульных эдилов, преторов и правителей провинций (которые в значительной мере заимствовали содержание преторских эдиктов) значение этой дея­тельности расширялось, и возникло ius honorem (от слова honores — «почетные должности») — магистратское право, или ius praetorium — преторское право, в основе которого лежал преторский эдикт.

Ius honorem и гражданское право (которое нельзя было резко отменить или заменить, так как римляне относились к своим истокам с боль­шим почтением) стали действовать параллельно, дополняя друг дру­га.

Во II в. н.э. юристом Юлианом была выработана опись отдельных постановлений, содержавшихся в преторских эдиктах. Эта опись, яв­лявшаяся по сути кодификацией преторских эдиктов, была одобрена императором Адрианом и получила статус окончательной редакции так называемого вечного эдикта (edictumperpetuum). Ее объявили не­изменной, и только император мог вносить некоторые дополнения. «Вечный эдикт» Юлиана не дошел до нас, но сохранились фрагмен­ты комментариев римских юристов. С помощью этих комментариев были сделаны попытки реконструкции эдикта.

В процессе взаимодействия эти два вида права все теснее сближа­лись между собой и начиная с классического периода стали сливать­ся в единую систему права.

Таким образом, различие цивильного и преторского права просу­ществовало вплоть до Юстиниана (VI в. н.э.).

Деятельность юристов. Большое распространение получила такая специфическая римская форма правообразования, как деятельность юристов (юриспруденция).

Юристы действовали по следующим направлениям:

1) составление формул различных частноправовых актов, со­вершаемых отдельными лицами (завещаний, актов продажи и т.п.) (сауеге). Чтобы оценить значение этой функции, нужно принять во внимание строгий формализм римского права, при котором пропуск хотя бы одного слова обессиливал совершенный акт, делал его юри­дически ничтожным;

2) консультации и советы относительно предъявления иска и по­рядка ведения возбужденного дела ^еге). Римляне не допускали прямого представления в суде ввиду ритуальности суда (истец дол­жен был вести дело самостоятельно), и поэтому помощь юристов вы­ражалась только в подготовке дела;

3) ответы на исходившие от частных лиц юридические вопросы (гезропёеге). Данная форма использовалась только в случаях пробе­ла в действующем праве, тогда юристы предлагали свои собственные решения. Хотя такие ответы юристов и оказывали влияние на прак­тику, однако обязательной юридической силы не имели. В класси­ческий период развития римского частного права это направление набрало силу и стало чаще применяться.

Толкование юристами действующих законов и сочинения юри­стов, посвященные законодательству, назывались комментариями. Юристы составляли также сборники казусов, высказывая при этом свое суждение о некоторых юридических событиях. Римские юри­сты составляли учебники по римскому праву и выступали в качестве преподавателей права.

Сочинения римских юристов были связаны с практикой. Осуще­ствляемый ими анализ правоотношений, изложение правовых норм отличались точностью, глубиной, логической последовательностью и обоснованностью решений. Многие правовые нормы и сентенции юристов приобрели характер афоризмов: «Знать законы — не значит следовать их букве, но понимать их силу и значение» ф. 1. 3. 17); «Неправильно давать ответы, консультации или решать дело, имея в виду не весь закон, а только какую-нибудь его часть» ф. 1. 3. 24).

Из числа выдающихся республиканских юристов можно назвать таких, как Марк Манилий, Юний Брут, Публий Сцевола (II в. до н.э.). Представителями классической римской юриспруденции являлись Лабеон и Капитон (I в. н.э.). С их именами связано образование двух школ римских юристов: прокулианской (по имени Прокула, ученика Лабеона) и сабинианской (по имени Сабина, ученика Капитона).

В период «золотого века» юриспруденции Рима (II в. — начало III в. н.э.) замечательная плеяда римских юристов пополнилась име­нами Павла, Папиниана, Ульпиана, Модестина, Гая и других, каж­дый из которых внес огромный вклад в развитие римского права.

С конца III в. н.э. творческая деятельность юристов ослабла. В 426 г. Валентиниан III издал закон о цитировании, согласно кото­рому юридическая сила признавалась лишь за произведениями пяти юристов: Гая, Павла, Папиниана, Модестина и Ульпиана.

Сенатусконсульт. Сенатоконсульты — это постановления римско­го сената. Первоначально самостоятельного значения они практиче­ски не имели. Законопроект выносился и обсуждался на народном собрании, которое и придавало ему силу закона. В позднюю респуб­лику народные собрания были запрещены, и решения по текущим делам стали приобретать силу закона и без одобрения народного соб­рания. В эпоху принципата сенатоконсульты приобретают наиболь­шую силу.

С I по III в. н.э. сенатоконсульты были основной формой законо­дательных актов. Их практической разработкой занимались прето­ры, ими давались лишь общие предположения.

У сената не было законодательной инициативы. В эпоху прин- цепса принципата сенатоконсультами стали обозначаться речи им­ператора, с которыми он выступал на каком-либо торжественном заседании и посредством которых вносил свои предложения.

Кодификация Юстиниана. Первая половина VI в. н.э. ознамено­валась стремлением императора Юстиниана восстановить и вновь объединить когда-то блестящую Римскую империю.

Колоссальный труд составления юстиниановского Свода был вы­полнен в несколько приемов и в сравнительно короткий срок.

Прежде всего внимание юстиниана обратилось на собрание им­ператорских конституций. Необходимо было привести в порядок конституции, накопившиеся за столетний промежуток после изда­ния «Феодосийского кодекса» («Codex Theodosianus»). Но Юстиниан возымел более широкую мысль — пересмотреть и прежние кодексы (Грегорианский, Гермогенский и Феодосийский), вычеркнуть из них все устаревшее, а все действующее объединить в одном сборнике. С этой целью Юстиниан назначил комиссию из 10 человек. Через год комиссия окончила свою работу, и указом «Summa rei publicae» был обнародован «Codex Justinianus» (Кодекс Юстиниана), отменивший собой три прежние.

Собрав и систематизировав законы, Юстиниан решил совершить то же самое и по отношению к «давнему праву» (jus vetus). Эта зада­ча представляла, конечно, гораздо больше трудностей, но быстрый успех с Кодексом и наличность энергичных помощников укрепили Юстиниана в его намерении.

Свод законов императора Юстиниана включил три крупных сборника римского права: институции, Дигесты и Кодекс.

После опубликования Свода Юстиниан подготовил собрание им­ператорских конституций за период с 535 по 565 г., не вошедших в Свод. Это собрание получило название Новеллы.

Все указанные части юстиниановской кодификации должны были, по мысли Юстиниана, составлять одно целое, один «Corpus» права, хотя они и не были тогда соединены под одним общим назва­нием. Лишь в Средние века, когда возродилось изучение римского права (начиная с XII столетия), весь юстиниановский Свод стал на­зываться общим именем «Corpus juris civilis», под таким названием он известен и теперь.

Кодекс Юстиниана. В 529 г. появился Кодекс Юстиниана — со­брание императорских конституций от Адриана (117—138 гг.) до Юстиниана. До нас дошла вторая редакция кодекса (534 г.). Кодекс посвящен вопросам гражданского, уголовного, и государственного права. Он делится на 12 книг, книги делятся на 98 титулов, титулы — на фрагменты. Внутри титула конституции (числом 4600) располо­жены в хронологическом порядке. Они пронумерованы. В начале каждой конституции указано имя императора, ее издавшего, и имя лица, к которому она обращена, — инскрипция. В конце указана дата издания конституции — субскрипция.

Дигесты Юстиниана. В 533 г. был обнародован результат рабо­ты комиссии в виде Дигест (digesta — упорядоченное) или Пандект (pandectae — все в себе вмещающее). Комиссия использовала около 2000 книг, написанных 39 юристами. Наибольшее количество отрыв­ков заимствовано из сочинений Ульпиана — до 1/3 всего объема Дигест и Павла — около 1/б. Кроме того, сочинения Папиниана составили 1/18 часть, Юлиана — 1/20, Помпония и Сервия Сцеволы — 1/25, Гая — 1/30, Модестина — 1/45, Марцелла — 1/б0 и т.д. Почти все из цитируемых юристов, кроме трех (Квинт Муций Сцевола, Алфен Вар, Элий Галл), жили в период империи и большинство — в период принципата. Ди- гесты состоят из 50 книг. Книги (кроме 30 и 32) делятся на титулы, числом 432. Титулы — на фрагменты, числом 9123. А фрагменты в но­вейших изданиях Дигест — на параграфы. Комиссии было предписано воспользоваться сочинениями только тех юристов, которые обладали ius respondendi, однако она в этом случае такой строгости не проявила. Основным содержанием Дигест являются фрагменты, относящиеся к частному праву, но многие места Дигест относятся к публичному пра­ву, а также к тому, что мы назвали бы общей теорией права. Так, уже в первом титуле первой книги Дигест дан ряд общих определений, став­ших хрестоматийными: определение правосудия, предписания права, определение науки права или юриспруденции. Здесь же говорится о разделении права на частное и публичное, цивильное и право наро­дов. Большой интерес представляет фрагмент из Помпония о проис­хождении и развитии римского права. В третьем титуле речь идет о законах, сенатусконсультах и длительном обычае, а в четвертом — о конституциях принцепсов. К публичному же праву относятся книги 47, 48 и отчасти 49 (Уголовное право и процесс). Кроме того, вопросы публичного права включены в титулы 11 (о праве фиска) и 14 (о воен­ном или лагерном пекулии), а также в книгу 49 и в книгу 50 в титул 6 (об иммунитетах). Наконец, в различных книгах Дигест встречаются положения, которые по современной юридической систематике отно­сятся к международному праву.

Институции и новеллы. В 533 г. профессорами-юристами Феофи- лом и Дорофеем под руководством Трибониана был составлен эле­ментарный учебник гражданского права — Институции (institutiones). Институции были изданы в учебных целях для начинающих юри­стов, но они получили официальный характер, т.е. приобрели силу закона. В основу этого официального руководства комиссия поло­жила институции Гая, дополнив их сочинениями некоторых других авторов и некоторыми конституциями. Материалы она расположила по той же системе, что и в институциях Гая. А именно: personae, res, actiones (лица, вещи, иски). Институции Юстиниана состояли из че­тырех книг: первая — лица и семейное право; вторая — вещи и права на вещи, а также завещания; третья — наследование по закону и обя­зательства; четвертая — обязательства по деликтам и искам.

После смерти Юстиниана издаются так называемые Новеллы (novellae), т.е. конституции самого Юстиниана, составленные поз­же Кодекса и Дигест. Юстиниан намеревался собрать эти Новеллы в единый сборник. Но, очевидно, не успел этого сделать. До нас дошли только три частных сборника Новелл, по большей части на греческом языке. Самый большой из упомянутых сборников состоит из 168 новелл. Новеллы относятся главным образом к публичному и церковному праву, но есть и нормы частного права — они толкуют о браке и наследовании.

<< | >>
Источник: Пашаева О. М.. Римское право : краткий курс лекций / О. М. Пашаева. — 2-е изд., пе- рераб. и доп. — М. : Издательство Юрайт,— 157 с. — Серия : Хочу все сдать. 2013

Еще по теме 1.2. Источники римского права:

  1. Источники римского права
  2. 1.2. Источники римского права
  3. I.4. Источники римского права
  4. 2. Источники римского права
  5. 3.1 Понятие и виды источников римского права
  6. § 7. Источники познания римского права
  7. 8. ПОНЯТИЕ И ВИДЫ ИСТОЧНИКОВ РИМСКОГО ПРАВА
  8. 4. ПОНЯТИЕ И ВИДЫ ИСТОЧНИКОВ РИМСКОГО ПРАВА
  9. Предмет, методы, задачи Римского права и его источники
  10. 12. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЮРИСТОВ КАК ИСТОЧНИК РИМСКОГО ПРАВА
  11. Темы для обсуждения на семинарах по источникам римского права
  12. 9. ПРАВОВОЙ ОБЫЧАЙ КАК ИСТОЧНИК РИМСКОГО ПРАВА
  13. 3. ИСТОЧНИКИ РИМСКОГО ПРАВА
  14. РАЗДЕЛ I. ИСТОЧНИКИ РИМСКОГО ПРАВА
- Кодексы Российской Федерации - Юридические энциклопедии - Адвокатура - Административное право - Административное право (рефераты) - Арбитражный процесс - Банковское право - Бюджетное право - Валютное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Договорное право - Жилищное право - Жилищные вопросы - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Коммерческое право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право Российской Федерации - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Международное право - Международное частное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Основы права - Право - Право интеллектуальной собственности - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Разное - Римское право - Сам себе адвокат - Семейное право - Следствие - Страховое право - Судебная медицина - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Участникам дорожного движения - Финансовое право - Юридическая психология - Юридическая риторика - Юридическая этика -