загрузка...

§ 5. Национальный суверенитет

Научные основы разработки этнической концепции национального суверенитета в отечественной науке заложил профессор Ю. Г. Судницин. Этно-политические аспекты занимали важное место в программных документах декабристов, а государственно-правовое исследование проблем развития народов было начато в середине XIX века великим русским юристом А. Д. Градовским. В начале 20-х гг. XX в. профессор С. М. Широкогоров ввел в отечественный научный оборот термин «этнос».
Субъектом или носителем национального суверенитета в этнополитическом смысле является этническая (национальная) общность, а в юридическом смысле - сформированный на базе этой общности избирательный корпус.
С точки зрения большинства отечественных и значительного количества зарубежных авторов, этническая общность есть реально существующая внешне обособленная самовоспроизводящаяся биосоциальная общность людей с выраженным в этнониме (самоназвании) общим самосознанием, естественно-исторически сформировавшаяся на единой территории под влиянием сопутствующих природных, экономических, социальных, организационно-управленческих факторов и обладающая отличительными этнокультурными и языковыми особенностями, отличительными чертами психологического склада характера и физиологического внешнего облика.
Самосознание и самоназвание создают основу для способности этноса выступать в виде единого лица и вырабатывать, выражать и осуществлять единую персонифицированную волю. Этнообразующие признаки действуют только в совокупности, хотя значение и степень выраженности каждого из них в каждом конкретном случае могут быть различны. Например, для евреев и турок- месхетинцев доминирующую роль сыграло вероисповедание, для северо-американской нации (США) - территориальная обособленность, для цыган - образ жизни и бытовое устройство.
По уровню социально-экономической организации этнические общности традиционно подразделяют на племена, народности, нации (этнонации), национальные, этнографические и этнические группы. Их особенности позволяют предположить возможные формы, способы и пределы фактической реализации каждой этнической общностью своего суверенитета.
Исторически первой формой подобной общности людей явилось состоящее из нескольких родов племя. В его основе - естественные связи кровного родства, а экономической базой является первобытно-общинный способ производства. Племена сохраняются в Австралии, в государствах Африки, на островах Океании и в ряде других мест.
На этапе социально-экономического расслоения общества и возникновения соседской общины возникает народность. Изначально ее внутренние экономические связи носят рабовладельческий или феодальный характер. В настоящее время народности существуют в Российской Федерация (коренные малочисленные народы Севера и Дальнего Востока, народности Дагестана), Великобритании (уэльсцы, нормандцы, гэлы и др.), Франция (бретонцы и корсиканцы), и т. д.
Нации (этнонации) возникают в период разложения феодализма и зарождения буржуазных отношений. Их внутриэкономические связи имеют уже капиталистическую природу, основаны на развитой промышленности, в то время как в экономике народностей преобладает сельскохозяйственное и промыслово-кооперативное производство. Как правило, нации существенно многочисленнее народностей, а их территориальное единство усиливается собственным государственным образованием в статусе суверенного государства, субъекта федерации либо, в крайнем случае, законодательной (политической) автономии. Нации объективно имеют больше возможностей для культурного и языкового развития. С развитием техники и технологий, расширением научно-технического прогресса, повышением уровня жизни населения и совершенствованием его социальной структуры различия между нациями и народностями в цивилизованных современных государствах стираются.
Национальные группы представляют собой части наций или народностей, по историческим причинам территориально отделенные от основного этнического массива и проживающие в иноэтнической среде, благодаря чему они приобретают этнографическое своеобразие и особое этническое самосознание. Это не только «кусочки» зарубежных этносов, как, например, немцы и поляки в Российской Федерации или русские в Германии или во Франции. В данной роли могут выступать и лица коренных российских национальностей, как, например, русские в Татарстане, Башкирии, Якутии и в Чечне, либо, в свою очередь, чеченцы, татары, башкиры и якуты в Омской или Новосибирской областях.
Этнографические группы территориально не отделены от основного этнического массива, но в силу исторических причин также имеют особенности диалектов, обычаев, бытовых черт, группового самосознания. У русских это кубанские, донские и терские (гребенские) казаки, поморы, камчадалы, кержаки и т. д. В составе мордовского народа выделяются эрзя и мокша. В среде украинцев - восточные (Новороссия) и западные украинцы. Этнографические группы создаются на основе специфики рода занятий (у поморов - мореплавание и морской промысел, а у казачества - несение государственной службы); религиозных особенностей (восточные украинцы - православные, а западные - униаты); воссоединения общности, ранее существовавшей как национальная группа, с основным этническим массивом в силу распространения ареала его проживания на новые земли (камчадалы) и по другим причинам.
Этническая группа некоторыми авторами отождествляется с этнографической группой, но правильнее было бы обозначать данным термином проживающие в России и других странах наиболее малочисленные народности, в частности, алеутов и других, составляющих менее тысячи человек.
Для обозначения любых этнических общностей, независимо от их особенностей, этнографы и политологи широко используют термин «народы» в его этническом значении. Он применяется в Конституции Российской Федерации (ч. 3 ст. 5, ч. 1 ст. 9, ч. 3 ст. 68, ст. 69) и федеральных законах, в конституциях, уставах и законах субъектов Российской Федерации.
В. советской политической и нормотворческой практике для этой же цели применяли термин «национальность». В связи с этим кантональные палаты ЦИК СССР, Верховного Совета СССР и Верховного Совета Российской Федерации не вполне корректно называлась Советами Национальностей. В публицистике и разговорной речи подобное использование сохраняется до сих пор. Однако в юридическом смысле данным понятием правильнее обозначать принадлежность человека к той или иной нации, народности, национальной, этнической или этнографической группе в соответствии с его персональным этническим самосознанием. Свобода выбора каждым национальной принадлежности провозглашена в ч. 1 ст. 26 Конституции Российской Федерации.
При юридической классификации этнических общностей или классификации по правовому положению выявляется их статус как субъектов права, участников правовых отношений. В подобной связи в конституционном и международном праве, прежде всего, выделяют «национальное (этническое) большинство» и «национальное (этническое) меньшинство», определяемые как по количественному, так и по статусному (психологическому) признакам.
В самом общем смысле слова, требующем уточнения, количественное меньшинство (большинство) представляет этническая общность, численность которой в составе населения многонационального государства уступает численности других его этнических общностей или, напротив, преобладает над ней.
Статусное меньшинство (большинство) представляет этническая общность, которая, независимо от численности в составе населения многонационального государства, ущемляется в правах или, напротив, пользуется политико-правовыми преимуществами в сравнении с другими этническими общностями.
Защите прав национальных меньшинств посвящены многие международные правовые акты, законы и подзаконные акты Российской Федерации и иностранных государств. Среди международно­правовых актов это, прежде всего, Декларация ООН «О правах лиц, принадлежащих к национальным или этническим, религиозным и языковым меньшинствам» от 18 декабря 1992 года, Документ Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ от 29 июня 1990 года, Доклад совещания экспертов СБСЕ по вопросам национальных меньшинств в Женеве 19 июля 1991 года, Рамочная конвенция Совета Европы о защите национальных меньшинств от 1 февраля 1995 года, Соглашение Содружества Независимых государств от 9 октября 1992 года по вопросам, связанным с восстановлением прав депортированных лиц, национальных меньшинств и народов, Конвенция Содружества Независимых государств от 21 октября 1994 года «Об обеспечении прав лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам» и другие документы.
Конституция Российской Федерации упоминает о национальных меньшинствах в п. «в» ст. 71 и п. «б» ст. 72 и относит, соответственно, к федеральному ведению регулирование и защит)', а к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов - защиту прав этих групп.
На отраслевом федеральном законодательном уровне о национальных меньшинствах впервые упомянули лишь в Федеральном законе от 17 июня 1996 г. № 74-ФЗ «О национально-культурной автономии», а на подзаконном уровне - годом раньше в Указе Президента Российской Федерации от 14 сентября 1995 года, но содержание понятия «национальное меньшинство» в них не раскрывалось.
Специального федерального закона о правах национальных меньшинств в Российской Федерации не существует, хотя идея его принятия возникала и прорабатывалась неоднократно.
Нормы о защите субъектами федерации прав национальных меньшинств содержатся в конституциях республик, уставах краев, областей, городов федерального значения, автономной области и автономных округов Российской Федерации. Большинство субъектов включают данные полномочия в статьи о предметах совместного с Российской Федерацией ведения, практически дословно воспроизводя содержание п. «б» ст. 72 Конституции России.
Национальные большинства и национальные меньшинства могут иметь как титульный, так и не титульный характер. Титульными в специальной научной литературе и международно-правовой практике называют этнические общности, чьи наименования дают названия национально­государственным образованиям, на территории которых эти общности проживают. Все другие этнические общности на территории национально-государственных образований считаются не титульными.
Мировой опыт показывает, что в роли титульных, как правило, выступают коренные этнические общности. В Российской Федерации в целом - это русские, в Республике Татарстан - татары; в Республике Чувашия - чуваши, в Республике Бурятия - буряты, и т. д. Однако бывают исключения. Некоренные для России немцы осенью 1918 года провозгласили в РСФСР Трудовую коммуну немцев Поволжья, преобразованную впоследствии в автономную республику.
Термином «коренные этносы (коренное население)» в международном праве весьма часто обозначают народы, сложившиеся на данной территории или проживающие на ней на протяжении нескольких поколений и в течение длительного времени (не менее 400лет). Это, в частности, русские, татары, башкиры, буряты, марийцы, мордва, хакасы, эвенки, якуты в Российской Федерации; немцы в Германии, болгары в Болгарии, финны в Финляндии.
Отечественное законодательство не проводит различий между понятиями «коренныемалочисленные народы» и «малочисленные этнические общности» {статьи 69 и п. «м» ч. 1 ст. 72 Конституции Российской Федерации), но и не отождествляет их с национальными меньшинствами. Согласно ст. 1 Федерального закона от 30 апреля 1999 г. № 82-ФЗ «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации» признаками этих народов являются проживание на территориях традиционного расселения своих предков, сохранение традиционного образа жизни, хозяйствования и промыслов; численность менее 50 тысяч человек и осознание себя самостоятельными этническими общностями.
Механизм связи коренных малочисленных общностей с органами публичной власти и другими элементами политической системы урегулирован Федеральным законом от 7 февраля 2003 г. № 21-ФЗ «О временных мерах по обеспечению представительства коренных малочисленных народов Российской Федерации в законодательных (представительных) органах государственной власти субъектов Российской Федерации».
Законодательство о коренных малочисленных народах включает не только законы, но и подзаконные акты федерального уровня, а также законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации. Важнейшим среди федеральных подзаконных актов являются постановление Правительства Российской Федерации от 24 марта 2000 г. № 255 «О Едином перечне коренных малочисленных народов Российской Федерации». Согласно этому документу в настоящее время коренными малочисленными народами Российской Федерации признано 47 этнических общностей.
Распоряжением Правительства Российской Федерации от 4 февраля 2009 г. № 132-р была утверждена Концепция устойчивого развития коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации.
Единого подхода к регулированию прав коренных малочисленных народов субъектами Российской Федерации не существует. Однако почти все субъекты Российской Федерации, на территории которых проживают коренные малочисленные народы, в различной форме провозглашают признание и обеспечение прав этих этнических общностей.
Учитывая сказанное, национальный суверенитет можно охарактеризовать, прежде всего, как суверенитет этнических общностей - наций, народностей, племен, национальных, этнических, этнографических групп. Он тесно связан с государственным и народным суверенитетами, но, в отличие от государственного суверенитета, не является неотъемлемым системообразующим признаком своих носителей. То есть этнические общности могут существовать и в не суверенном состоянии.
Как юридическая форма, национальный суверенитет имеет качественную природу. Ее количественным выражением служат коллективные права этнических общностей, реализуемые в политической, экономико-хозяйственной, культурной, социальной и экологической сферах. А. Н. Кокотов и М. Б. Напсо к числу этих прав относят:
а) право на физическое существование, т. е. на бытие, на осуществление деятельности по самосохранению и самовоспроизводству себя как коллективного биосоциального организма;
б) право на имя (этноним), на его самостоятельное определение с учетом культурно-исторических традиций, независимо от других субъектов, включая государство;
в) право на исторически сложившуюся территорию проживания (вмещающий ландшафт), на использование ее естественных ресурсов в интересах этнического развития, на сохранение среды обитания;
г) право этнических общностей на территориальное воссоединение и территориальную реабилитацию; на национально-государственное строительство по месту традиционного расселения согласно законодательству страны проживания;
д) право на национальное своеобразие и этнокультурную самобытность, включая право на использование традиционных способов природопользования, ведения хозяйства, потребления, социального обеспечения; право на создание и использованиеродного языка, письменности, музыки, изобразительного искусства, одежды, а также их право на модернизацию своих культур и культурные заимствования;
е) право на самоопределение, т. е. право на развитие и свободное распоряжение собственной судьбой;
ж) право на достойное существование, на уважительное отношение к себе, на защиту национального достоинства; право на свободную и полную информацию по вопросам, касающимся национального развития;
з) право на противодействие любым внешним и внутренним посягательствам на свое существование, попыткам узурпации собственного этнонима, культурных ценностей и волеизъявления
и) право на международную защиту от каких-либо внешних агрессивных посягательств и на государственную и международную помощь в деле преодоления внутренних противоречий, конфликтов, а также другие права.
Недостаточно сводить национальный суверенитет к праву этнической общности на самоопределение, хотя в его содержании оно занимает центральное место. За более чем стапятидесятилетний период нахождения в политико-юридическом обороте эта мера поведения интерпретировалась как право на этноним и этническую самоидентификацию; право наций на национально-культурную автономию; право их на политическое самоопределение и образование самостоятельного, отдельно существующего, государства или на выбор того государства, в составе которого этнические общности захотят быть.
Россия стала первым государством, в нормативно-правовом порядке провозгласившим право этнических общностей на самоопределение, сделав это уже 25 октября (7 ноября) 1917 г. в «Обращении II Всероссийского съезда к рабочим, солдатам и крестьянам о победе революции и ее ближайших задачах». В Декрете Совета Народных Комиссаров от 15 (2) ноября 1917 г. «Декларация прав народов России» 1917 г. утверждалось: «право народов России на свободное самоопределение вплоть до отделения и образования самостоятельного государства». Использование термина «народы» вместо «нации» свидетельствовало об официальном расширении круга субъектов данного права.
Конституция Российской Федерации 1993 г. (ч. 3 ст. 5) также включила самоопределение народов в число внутриполитических принципов, раскрывающих содержание конституционного принципа российского федерализма.
Международно-правовое регулирование «отстало» от опыта нашего государства на несколько десятков лет. Впервые право этнических общностей на самоопределение как один из принципов дружественных отношений между ними было признано мировым сообществом в Уставе ООН. «Декларация о предоставлении независимости колониальным странам и народам», утвержденная резолюцией 1514 (XV) Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1960 г., провозгласила, что все народы, обладая правом на самоопределение, «свободно устанавливают свой политический статус и свободно обеспечивают свое экономическое, социальное и культурное развитие».
С учетом сказанного, право этнической общности на самоопределение в субъективном смысле можно представить как юридически гарантированную международными и государственно (конституционно)-правовыми нормами меру ее возможного поведения, заключающуюся в самостоятельном, на основе уважения прав других этнических общностей и иных субъектов права, определении собственного развития в политической, экономической, социальной и культурно-языковой и прочих сферах.
В объективном (позитивно-правовом) значении право этнических общностей есть комплексный правовой институт, нормы которого провозглашают и гарантируют этническим общностям юридическую возможность реализации субъективного права на самоопределение.
Национальный суверенитет есть внешняя политико-юридическая предпосылка реализации права этнической общности на самоопределение. Он складывается из формально-юридического и фактического компонентов. Первый состоит в нормативно-правовом закреплении или провозглашении государством права этнической общности на самоопределение и других прав, обусловленных ее коллективными потребностями и внутренне присущей объективной необходимостью в саморазвитии. Это именно закрепление, а не сами декларированные права, принадлежащие коллективным этническим субъектам. Второе представляет встречное позитивное волеизъявление государства в лице его органов относительно реализации этого права, то есть фактическое согласие, отсутствие умышленно формируемых организационно-административных препятствий на пути его осуществления. Только сочетание двух названных компонентов создает национальный суверенитет как юридическую форму, содержанием которой выступает самостоятельность, то есть верховенство, независимость и единство волеизъявления этнических общностей в определении своей судьбы.
С возникновением национального суверенитета их право на самоопределение не исчезает, а, напротив, воплощается в реальных мерах поведения.
Необходимость учета суверенных прав других этнических общностей, прав созданных ими объединений, включая государства и нерушимость их границ, а также прав, свобод и законных интересов человека и гражданина, не является ограничением национального суверенитета. Диалектически свобода есть осознанная необходимость, и поэтому с точки зрения права осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Это правило провозглашено не только в ч. 3 ст. 17 Конституции Российской Федерации, конституциях других государств, но и является общепризнанной нормой взаимоотношения людей и их сообществ на международном уровне.
Учитывая сказанное, национальный суверенитет можно представить как юридически гарантированную международными и государственно (конституционно)-правовыми нормами свободу самостоятельного, на основе уважения прав других этнических общностей и иных субъектов права, определения путей и форм собственного развития в политической, экономической, социальной и культурно-языковой и прочих сферах.
Иными словами, это реальная, без неправомерных ограничений, возможность этнической общности свободно осуществить свое юридически закрепленное право на самоопределение и других прав, обусловленных ее коллективными потребностями и внутренне присущей объективной необходимостью в саморазвитии.
Национальная государственность представляет собой организацию публичной власти в районах компактного проживания этнических общностей.
Ее содержанием является комплекс мероприятий, направленных на ускоренное развитие титульной общности, выражающихся в развитии промышленности, сельского хозяйства, иных секторов экономики, включая традиционные промыслы и способы ведения хозяйства, развитие национального языка, литературы, искусства и других отраслей культуры, социальной сферы, воспитании национальных кадров, коренизации государственного аппарата и т. д.
Форма национальной государственности состоит из: компактно заселенных этническими общностями территорий; особой организации органов власти, позволяющей учитывать интересы титульной общности; политического режима как совокупности формализованных средств воздействия на общественные отношения.
В отечественной литературе с середины 60-х гг. XX в., вслед за А. В. Радвогиным, компактность подразделяют на абсолютную и относительную ее разновидности. При абсолютной в границах национально-государственного образования самоопределяется хотя бы больше половины общей численности титульной этнической общности. При относительной компактности в границах национально-государственного образования самоопределяется менее половины титульного этноса, но эта доля должна быть больше, чем в других местах его расселения. Чем выше уровень компактности, тем эффективнее национально-государственное образование сможет выразить потребности и интересы титульной этнической общности, тем выше его потенциал как государственно-правового средства ускорения этнического развития.
Особая организация органов власти выражается в их коренизации, а если титульная общность находится в меньшинстве, то в создании структурных подразделений (например, комитетов, комиссий, министерств, палат), специально предназначенных для выявления и учета ее интересов.
Большую роль в структуре формы национальной государственности играет ее политический режим как обусловленная сущностью политической власти формализованная совокупность приемов, способов и методов ее осуществления. При националистическом (шовинистическом) режиме национальная государственность выступает как организация политической власти исключительно титульной этнической общности. При демократическом режиме юридически провозглашается и фактически обеспечивается национальное равноправие, и нетитульные национальности, проживающие в силу исторических причин на территории того или иного государственного образования, не ущемляются в своих правах по национальному признаку.
Суверенное национальное государство может быть образовано в результате государственного отделения путем сепарации. Оно создается компактно проживающей этнической общностью, не имевшей собственного государственного образования в том государстве, из которого эта общность вышла. Подобным образом после распада Российской империи были созданы, например, Украинская ССР, Белорусская ССР, Литовская, Латвийская, Эстонская республики, а также Польша, которая к 1917 году утратила в Российской империи автономный статус.
От сепарации необходимо отличать сецессию, результатом которой является выход не просто компактно расселенной общности, а созданного по месту этого расселения субъекта федерации, национально-территориальной автономии или иного несуверенного государственного образования. Реализовали право сецессии Армения, Грузия, Азербайджан, Казахстан, Узбекистан, Таджикистан, Туркмения и другие бывшие союзные республики СССР. Советский союз был первой федерацией, на конституционном уровне предоставившей своим субъектам право на сецессию.
Компактно проживающая этническая общность может политически самоопределиться: а) в национально-территориальный су'бъект федерации. Примером тому - народы бывших республик СССР, республик Российской Федерации, а также народы некоторых зарубежных стран; б) в национально- территориальные автономии. Это автономные республики, автономные области и автономные округа в РСФСР и автономные республики и автономные области в других союзных республик бывшего Советского Союза.
Создание национально-территориальных субъектов федерации и автономных образований целесообразно тогда, когда с их помощью удается побороть сепаратистские настроения и избежать распада государства. Автономный статус дает этнически заселенной территории широкую свободу в решении вопросов внутреннего развития. Субъекты федерации, кроме того, обладают правом участия в решении вопросов общегосударственного значения.
Этнические общности и мелкие компактные национальные группы могут самоопределиться в территориальные единицы, не имеющие автономного статуса. В РСФСР подобная практика складывалась с первых лет советской власти в виде национальных районов и отдельных сельских населенных пунктов. Советский опыт был заимствован Китайской Народной Республикой, где наряду с автономными образованиями в Китае существуют так называемые национальные волости. С начала 1990-х гг. в ряде субъектов Российской Федерации подобные единицы стали создаваться вновь. В 2011 г. имелось 12 районов и 15 сельских поселений со статусом национального. Еще 20 районов и 16 сельских поселений не имеют статуса национального, но фактически являются таковыми, так как были образованы и названы по преобладающей национальности.
Современное законодательство прямо не называет национальный признак среди критериев создания муниципальных районов и поселений. Однако согласно ч. 1 ст. 131 Конституции Российской Федерации местное самоуправление осуществляется «с учетом исторических и иных местных традиций». Одна из таких традиций может быть связана с национальным составом населения.
Значительное количество национальных, этнографических и этнических групп создают структуры в рамках негосударственного сектора политической системы. В ряде государств создаются национальные политические партии, но в Российской Федерации они запрещены.
Ие допускается и создание этнических профессиональных союзов. Однако фактически в силу межэтнического разделения труда и концентрации лиц одной национальности в тех или иных сферах человеческой деятельности профсоюзные организации могут фактически приобретать этническую окраску, что не освобождает их от организации по профессиональному признаку.
Основной формой негосударственных этнических объединений в Российской Федерации является национально-культурная автономия, которую нельзя отождествлять с автономией национально- территориальной. Согласно ст. 1 Федерального закона от 17 июня 1996 г. № 74-ФЗ «О национально­культурной автономии» это форма национально-культурного самоопределения. Она представляет собой объединение граждан Российской Федерации, относящих себя к определенной этнической общности, находящейся в ситуации национального меньшинства на соответствующей территории, на основе их добровольной самоорганизации в целях самостоятельного решения вопросов сохранения самобытности, развития языка, образования, национальной культуры.
В Российской Федерации национально-культурные автономии могут быть только общественными организациями. Несмотря на этнический принцип формирования, закон запрещает какие-либо ограничения на участие в их деятельности для лиц иной национальной принадлежности.
Согласно ст. 4 Федерального закона от 17 июня 1996 года № 74-ФЗ национально-культурной автономии предоставлены широкие юридические возможности. Она вправе:
• получать поддержку со стороны органов государственной власти и органов местного самоуправления, необходимую для сохранения национальной самобытности, развития национального (родного) языка и национальной культуры;
• обращаться в органы законодательной и исполнительной власти, органы местного самоуправления, представляя свои национально-культурные интересы;
• создавать средства массовой информации в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, получать и распространять информацию на национальном (родном) языке;
• сохранять и обогащать историческое и культурное наследие, иметь свободный доступ к национальным культурным ценностям;
• следовать национальным традициям и обычаям, возрождать и развивать художественные народные промыслы и ремесла;
• создавать образовательные и научные учреждения, учреждения культуры и обеспечивать их функционирование в соответствии с законодательством Российской Федерации;
• участвовать через своих полномочных представителей в деятельности международных неправительственных организаций;
• устанавливать на основании законодательства Российской Федерации и поддерживать без какой- либо дискриминации гуманитарные контакты с гражданами, общественными организациями иностранных государств.
Федеральными законами, конституциями (уставами), законами субъектов Российской Федерации национально-культурной автономии могут быть предоставлены и иные права в сферах образования и культуры.
В отличие от национально-культурной автономии корпоративная автономия предполагает резервирование для создавших ее разрозненно проживающих этнических общностей определенного количества мест в органах публичной власти и нередко применяется для защиты интересов коренных малочисленных народов. Первоначальная редакция Федерального закона от 30 апреля 1999 г. № 82-ФЗ «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации» также предусматривала установление квот для этих общностей, но позже такая возможность была упразднена.
Наконец, этнические общности могут вообще не создавать каких-либо организационных структур, просто оставаясь проживать в местах своего расселения. В этом случае их конституционная правосубъектность будет осуществляться в общегражданском порядке, на основе принципа национального равноправия, провозглашенного ст. 19 Конституции Российской Федерации.
В зарубежных странах, как и в Российской Федерации, субъекты национальных отношений интерпретируются с различных позиций.
Несмотря на то, что международное право более склоняется к толкованию термина «нация» как гражданского сообщества, ряд европейских государств, как и Россия, интерпретируют его с этнических позиций и подразумевают под национальными меньшинствами этнические меньшинства. Такая позиция отразилась в законодательстве не только бывших республик СССР - Литвы и Украины, но и Австрийской Республики.
Мировой опыт свидетельствует, что титульными общностями практически во всех зарубежных странах выступают коренные этнические общности. Таковы Австрия, Германия, Литва, Украина, Финляндия, Япония, и другие национальные государства и национально-государственные образования.
В зарубежной этнополитической практике можно найти примеры всех форм реализации национального суверенитета. Многие современные государства возникли благодаря реализации их народами права на самоопределения путем государственного отделения или сепарации.
После распада Чехословацкой Федерации путем сецессии образовались суверенные Чехия и Словакия, а после распада Социалистической Федеративной Республики Югославия - независимые Сербия, Черногория, Хорватия, Словения, Македония, Босния и Герцеговина.
Юридически ни одна из современных зарубежных федераций право своих субъектов на сецессию не провозглашает. Правда, Конституция Бирманского Союза (Бирмы, в настоящее время - Республики Союза Мьянмы) 1947 года предусматривала такую возможность для двух штатов. Однако ее осуществление разрешалось по истечении не менее десяти лет их пребывания в федерации, при условии, если «Конституцией или каким-либо актом Парламента ... в прямо выраженной форме не предусмотрено иное».
Единственной провинцией унитарного государства, имеющей законодательно закрепленное право сецессии, является Кара-Калпакская республика (Республика Каракалпакстан) в Узбекистане, которая вправе его реализовать на основании всеобщего референдума каракалпакского народа.
Примером создания национально-территориального субъекта федерации служат не только субъекты распавшихся Социалистической Федеративной Республики Югославии и Чехо-Словакии, но и этно- территориальные субъекты Индии, Канады, учет национально-территориального фактора в федерациях Эфиопии и Швейцарии, федерализация по национально-территориальному признаку Бельгии. Основоположники теории федерализма в особых случаях не исключали создания таких федераций. Самое главное, как говорил А. В. Дайси, в том, что жители «местностей, которые предполагается соединить.., должны желать единения». А. То кв иль особо обращал внимание на то, чтобы все объединяющиеся народы имели некоторые общие интересы и однородную цивилизацию.
Во многих зарубежных государствах созданы национально-территориальные автономии. Автономные образования с политическим (законодательным) статусом имеются в Великобритании, Дании, Испании, Италии, Финляндии, Франции и других странах.
В Великобритании таким статусом обладают Шотландия и Северная Ирландия. В составе унитарной Дании - Гренландия и обладающие собственной денежной единицей Фарерские острова.
В Испании из 17 «автономных сообществ» политическими («широкими») территориальными автономиями на этнической основе, являются Галисия, Каталония и Страна Басков, организованные по месту компактного проживания галисийцев, каталонцев и басков.
В Италии подобным образом созданы две из двадцати областей: с немецким населением -
Трентино-Альдо Адидже, и со славянским - Фриули-Венеция Джулия.
В Финляндии статус политической автономии имеют населенные преимущественно шведами Аландские острова. Во Франции - Корсика и заморская территория Французская Полинезия.
Политическая автономия есть в бывших республиках СССР. Например, наряду с уже упомянутой Республикой Каракалпакия в Узбекистане, существует Республика Нахичевань в Азербайджане.
В отличие от политической, административная национально-территориальная автономия распространена значительно меньше. В Молдавии созданы два округа для компактно проживающих гагаузов, на Атлантическом побережье Никарагуа - два округа, населенных англоязычными племенами индейцев.
Подобные автономии могут создаваться и в субъектах федеративных государств, как, например, в индийском штате Ассам.
Однако наибольшее количество национально-административных автономий (более ста) существует в Китайской Народной Республике. Это пять автономных районов: автономный район Внутренняя Монголия, Гуанси-Чьжуанский, Нинся-Хуэйский, Синьцзян-Уйгурский и Тибетский автономные районы, представляющие собой высшее звено китайской автономии. Среднее звено представлено тридцатью автономными округами и нижнее - ста двадцатью автономными уездами.
Таким образом из официально признанных 55 этнических меньшинств (тибетцы, уйгуры, чжуаны, маньчжуры и другие) 44 имеют автономные образования. Их общая площадь составляет примерно 64% всей территории страны.
Помимо территориальных автономий в Китае существуют и так называемые национальные волости, не являющиеся разновидностью автономии. Это районы компактного расселения сравнительно мелких этнических групп, но в управлении ими учитываются обычаи и традиции местного населения.
В негосударственном секторе политической системы достаточно широко представлены национальные политические партии. Это, например, Шведская народная партия в Финляндии, Национальный Альянс и Лига Севера в Италии, Австрийская партия свободы, Национальный Фронт во Франции, Баскская националистическая партия в Испании, Шотландская национальная партия в Великобритании. В Черногории действуют Сербская радикальная партия, Хорватская гражданская инициатива и Демократический союз албанцев. В Латвии интересы русских защищают две небольшие парламентские партии - За Права Человека и Центр Согласия.
По организационным особенностям и статусу к национально-культурной автономии в России близка распространенная в зарубежных странах так называемая персональная автономия. Ее субъектом могут стать национальные меньшинства, даже разрозненные в территориальном отношении, как, например, в Австрии и Венгрии. Они создают свои этнические общественные объединения, помогающие меньшинствам сохранять этническую самобытность, культуру, религию. В рамках учреждений персональной автономии общности изучают свою историю, традиции, а также язык, используя его в частной и публичной жизни. В некоторых государствах, как и в России, персональная автономия включает представление интересов этнических общностей в органах публичной власти и даже участие в их работе с правом совещательного голоса.
В отличие от персональной автономии корпоративная автономия предполагает резервирование для создавших ее разрозненно проживающих этнических общностей определенного количества мест в органах публичной власти. Работающие в местах расселения таких общностей государственные и муниципальные служащие других национальностей обязаны знать бытовые особенности и язык местного населения. По языку для них может быть предусмотрен даже специальный экзамен. На языке местных сообществ ведется обучение в школе,, и даже судопроизводство, как, например, для так называемых зарегистрированных каст и племен в Индии.
В порядке корпоративной автономии этнические и национальные группы вправе создавать свои органы, которые не только руководят их внутренней жизнью, но и представляют интересы этих общностей на общегосударственном уровне. В Финляндии существует состоящая из 75 членов Шведская народная ассамблея и Саамский парламент в составе 25 человек. Саамские парламенты организованы также в Швеции и Норвегии. Советы различных национальных меньшинств созданы и при правительстве Австрии.
Попытки создать корпоративную федерацию, статус субъектов которой присваивается общественным объединениям этнических общностей, в большинстве зарубежных государств успеха не имели.
<< | >>
Источник: Казанник А.И., Костюков А.Н.. Конституционное право. Университетский курс. В 2 т. М.: — Т.2 - 528с.. 2015

Еще по теме § 5. Национальный суверенитет:

  1. Государственный суверенитет
  2. § 5. Теория государственного суверенитета. Политическое учение Ж. Бодена
  3. § 4. Теория народного суверенитета Ж.-Ж. Руссо
  4. Политический режим (суверенитет народа не может быть представляем, возможна только непосредственная демократия]
  5. 34.2. Национальная безопасность и национальная сила государства
  6. Национальное имущество, национальный доход и капиталы Германии, помещенные заграницей
  7. Национальное имущество и национальный доход воевавших стран.
  8. 14.3. Национальный продукт и его измерение в системе национальных счетов
  9. Национальное имущество, национальный доход И внешняя задолженность России.
  10. Национальное имущество и национальный доход Британской империи.
  11. Национальное имущество и национальный доход Соед* Штатов.
  12. 15.1. Сущность национального счетоводства. Модели национальных счетов
  13. Национальное имущество и национальный доход Франции.