§ 2. Конституционно-правовой статус человека

В содержание конституционно-правового статуса человека включаются естественные и неотъемлемые (неотчуждаемые) права, существующие вне зависимости от факта их признания государством и кодификации в письменных текстах. Человек приобретает их с момента своего рождения и будет пользоваться ими до самой смерти. Государство лишь подтверждает в национальной конституции наличие у человека естественных прав, берет на себя обязательства по их защите. Соответствующие нормы имеются почти во всех новейших конституциях, поскольку права и свободы человека являются высшей ценностью, служат основой всякого сообщества, мира и справедливости на земле, определяют содержание и применение законов и иных нормативных правовых актов (ст. 2 Конституции РФ, ст. 1 Основного закона ФРГ, ст. 12 Конституции Казахстана). Среди важнейших прав человека, признанных разными суверенными государствами и международным сообществом, выделяются следующие:
[1] Право человека на жизнь. Оно означает возможность человека родиться в достойных условиях, получить нормальное физическое и духовное развитие, уйти из жизни в силу естественных причин. В научной литературе оно справедливо рассматривается как самое главное фундаментальное естественное право человека, без которого все другие лишаются всякого смысла, ибо покойникам никакие права не нужны. По существу, это право определяет базовый юридический статус каждого человека.
Реализация права человека на жизнь осуществляется с помощью гарантий, закрепленных в новейших конституциях демократических государств и в международно-правовых актах. Они формулируются как определенные обязанности государства и международного сообщества, их своеобразное поручительство, меры политической и правовой ответственности за обеспечение права человека на жизнь.
При научном анализе гарантий права человека на жизнь и их практической реализации возникает много серьезных проблем, требующих своего решения. Камнем преткновения остается проблема, с какого момента развивающийся в утробе матери организм, следует считать человеком, когда начинается человеческая жизнь. Именно от ответа на эти вопросы зависит своевременность применения гарантий права человека на жизнь, их эффективность.
Сущность первой концепции заключается в том, что жизнь человека возникает с момента рождения ребенка. Поэтому эмбрион не нуждается в какой-то особой защите и не наделяется правом на жизнь.
Эта концепция нашла свое юридическое выражение в содержании Инструкции об определении критериев живорождения, мертворождения, перинатального периода, утвержденной приказом
Минздрава РФ от 4 декабря 1992 г. № 318. Согласно Инструкции «живорождением является полное изгнание или извлечение продукта зачатия из организма матери вне зависимости от продолжительности беременности, причем плод после такого отделения дышит или проявляет другие признаки жизни, такие как сердцебиение, пульсация пуповины или произвольные движения мускулатуры независимо от того, перерезана пуповина и отделилась ли плацента. Каждый продукт такого рождения рассматривается как живорожденный».
Вторая концепция сводится к тому, что каждый человеческий эмбрион является живым существом. Это значит, что он, как любое человеческое существо, обладает правом на жизнь. Поэтому нельзя предпринимать ничего, что затрудняло бы или прекращало его внутриутробное развитие. Если же этому препятствуют какие-то естественные процессы, следует им противодействовать подобно тому, как врач противодействует заболеваниям, угрожающим жизни и здоровью человека.
Конституционно-правовой гарантией права человека на жизнь в данном случае служит запрет абортов. Так, в ст. 15 Конституции Словакии, закрепляющей право человека на жизнь, записано: «Жизнь достойна охраны уже до рождения». Аналогичная формулировка имеется в Конституции Чехии (ст. 6).
Еще более четко эта мысль выражена в Конституции Ирландии. «Государство, - говорится в ст. 40 Конституции, - признает право на жизнь не рожденного и, имея в виду равное право на жизнь матери, гарантирует в своих законах уважение и, насколько это возможно, защищает и поддерживает своими законами это право».
В несколько иной редакции соответствующая норма воспроизведена в ст. 12 Конституции Филиппин, согласно которой «государство в равной степени защищает жизни матери и нерожденного младенца».
Еще более категорично в этом отношении Конституция Аргентины. Нормами ст. 19 Конституции признается право человека на жизнь с момента зачатия и до наступления естественной смерти. В этой связи Уголовный кодекс Аргентины устанавливает суровое наказание за производство абортов.
Признание жизни человека еще до его рождения возведено в принцип Американской конвенцией о правах человека, принятой Межамериканской конвенцией по правам человека 22 ноября 1969 г. Конвенция установила, что каждый человек имеет право на уважение его жизни, которая охраняется законом в целом с момента зачатия.
В феврале 1975 г. Федеральный конституционный суд Германии сформулировал правовую позицию, согласно которой нет принципиального различия между развивающейся жизнью родившегося ребенка и находящегося в утробе матери. Несколько позднее, рассматривая законодательство об абортах, Федеральный конституционный суд Германии подтвердил свою позицию, что право человека на жизнь требует государственной защиты с момента зачатия.
Такой подход к обеспечению конституционно-правовыми гарантиями права человека на жизнь является более правильным. Медико-биологическими исследованиями установлено, что жизнь человека возникает задолго до рождения. На сессии Совета Европы по биоэтике в декабре 1996 г. приводились серьезные доказательства, что эмбрион является человеком уже на 14-й день после зачатия. Во многих высокоразвитых странах проводятся уникальные операции по спасению детей, находящихся еще в утробе матери. Благодаря достижениям в области реанимации и интенсивной терапии выживают и дети, родившиеся до 28 недель, в то время когда нормальная беременность длится до 40 недель. Британский телеканал Channel-4 в 30-минутном документальном фильме «Мой зародыш» в апреле 2004 г. показал полную видеозапись операции аборта, которая производилась острыми хирургическими инструментами. На экране четко видно, как эмбрион всячески изворачивается, чтобы избежать гибельных порезов.
Отсюда вытекает вывод, что законодатель должен чутко реагировать на открытия ученых в области биомедицины, на достижения естественных наук, гарантируя право человека на жизнь, причем гораздо ранее факта рождения.
Серьезные дискуссии в отечественной и зарубежной литературе вызвал вопрос о допустимости эвтаназии, о ее соотношении с конституционно-правовыми гарантиями права человека на жизнь.
Эвтаназия означает намеренное ускорение смерти или умерщвление неизлечимого больного с целью прекращения его страданий.
В литературе принято различать активную и пассивную эвтаназию. При активной эвтаназии принимаются меры по умышленному причинению смерти человеку из сострадания к нему по просьбе самого умирающего либо его родных и близких. Пассивная эвтаназия означает прекращение мероприятий по поддержанию жизни больного, сокращающего время неизбежного наступления смерти.
Законы об эвтаназии теперь приняты в таких демократических странах, как Бельгия, Нидерланды и Австралия. Их примеру намерена последовать и Великобритания, в парламент которой уже внесен проект закона об эвтаназии. В нашей литературе также обосновываются предложения о принятии Федеральным Собранием РФ аналогичного закона.
Несмотря на существенные различия между действующими законами об эвтаназии, все они закрепляют обязанность врачей принять после медицинского консилиума решение о намеренном ускорении смерти или умерщвлении неизлечимого больного. Решение принимается на основании письменного заявления больного, а в отношении малолетних детей - по просьбе родителей. Процедура умерщвления должна быть произведена с использованием безболезненных способов и медикаментозных средств.
Так, в Законе Австралии «О правах неизлечимо больных людей» (1996 г.) записано: «Врач, по меньшей мере, с пятилетним стажем работы, должен поставить диагноз, что болезнь неизлечима, а доступные обезболивающие средства неэффективны. Втрое мнение должен высказать врач- специалист, третье - психиатр. С момента подписания больным заявления в присутствии двух врачей, должно минуть, по крайней мере, семь дней, а если пациент подтверждает свое решение, после этого должно пройти еще 48 часов. Врач должен находиться при пациенте до момента его смерти».
Законы об эвтаназии подрывают в самой основе конституционно-правовые гарантии права человека на жизнь. Они с неизбежностью проводят различия между человеческой жизнью «хорошего качества», достойной уважения и защиты на конституционном уровне, и жизнью «плохого качества», которая не заслуживает того, чтобы быть прожитой. Смерть или небытие в данном случае становятся ценностью, превалирующей над жизнью человека, а право на жизнь подменяется правом быть умершим. Более чудовищной дискриминации людей в зависимости от качества жизни трудно себе представить.
Нормы законов об эвтаназии противоречат нормам национального законодательства демократических стран о здравоохранении, предписывающим врачам бороться за жизнь человека до последней минуты и принимать все необходимые меры, чтобы максимально облегчить страдание больного. Но, поскольку конституции гарантируют право человека на жизнь, объявляют его высшей социальной ценностью, то все законы об эвтаназии должны утратить свою юридическую силу или подлежать отмене теми органами государственной власти, которые их приняли.
Совершенно недопустимо принимать законы об эвтаназии в странах с низкой общей и правовой культурой населения, с высоким уровнем коррупции, широким распространением взяточничества. Если, например, реализовать «научно обоснованные» предложения отечественных ученых и публицистов о необходимости принятия закона об эвтаназии в России, то нетрудно предугадать, сколько будет за взятки отправлено на тот свет людей под предлогом, что они неизлечимо больны и испытывают невыносимые страдания. И лишь в исключительных случаях будут выявляться истинные причины умерщвления человека: стремление родственников скорее получить богатое наследство, замысел выгодно продать жилье покойного, намерение уклониться от возврата долга по договору займа и т. д.
В конституциях многих стран Западной Европы в качестве важнейшей гарантии права человека на жизнь введен запрет на применение смертной казни как исключительной меры наказания за совершение особо тяжелых преступлений. В соответствии с предписаниями конституционных норм в Швейцарии смертная казнь запрещена (ст. 10), в Португалии ее применение не допускается (ст. 24), в Финляндии никто не может быть приговорен к смертной казни (§7), в Бельгии смертная казнь отменена и не может быть восстановлена (ст. 18). В Италии и Испании смертная казнь отменена, за исключением случаев, предусмотренных военными уголовными законами на время войны (ст. 27 Конституции Италии, ст. 15 Конституции Испании).
Конституции некоторых стран в принципе не отменяют смертную казнь, но нормативно ограничивают ее применение. К их числу относятся, например, такие страны, как Россия, Беларусь, Венгрия, Греция, Казахстан, Украина.
Вопрос о введении или отмене смертной казни должен решаться в зависимости от характера криминогенной ситуации, состояния и динамики преступности, ее структуры, удельного веса особо тяжких преступлений против личности. В этой связи вполне оправдано поступила Беларусь, которая провела всенародный референдум по вопросу об отношении граждан к отмене смертной казни как меры наказания за совершение особо тяжких преступлений.
Обобщение конституционно-правовой практики насильственного лишения жизни человека на законных основаниях показывает, что в качестве таковых в большинстве стран мира выступают:
• приговор суда с назначением лицу, виновному в совершении особо тяжкого преступления, высшей меры наказания;
• акты судебно-следственных органов об установлении состояния необходимой обороны;
• законодательные нормы о применении оружия сотрудниками правоохранительных органов для пресечения общественно опасных деяний и задержания лиц, их совершивших;
• нормы общевойсковых уставов вооруженных сил государства;
• нормативные правовые акты, регулирующие процедуру применения оружия государственными инспекторами, инкассаторами и другими специально уполномоченными лицами;
• акты высших органов государственной власти об объявлении войны;
• приказы командования о воинских заданиях.
Лишение жизни человека при наличии должных оснований служит мерой социальной защиты личных, государственных и общественных интересов, в том числе права человека на жизнь. При их отсутствии лишение жизни человека, напротив, приобретает признаки преступления, которое должно квалифицироваться как убийство.
[2] Право на имя и национальность от рождения. Оно означает подтвержденную государством возможность человека получить собственное имя и определить свою национальность по факту рождения. При регистрации ребенка в национальных органах загса его имя и национальность должны назвать родители или лица их заменяющие, а при отсутствии таковых органы опеки и попечительства.
Нормативное оформление этого права в ст. 28 Конституции ЮАР позволяет родителям выбирать для своих детей традиционные имена и определять их национальность по данным собственной регистрации. Тем самым закладывается правовая основа для самоидентификации человека, связанная с осознанием им принадлежности к тому или иному народу.
В отличие от Конституции ЮАР в Основном законе Азербайджана закреплено лишь право человека на национальную принадлежность. Как сказано в ст. 28 Конституции Азербайджана, каждый обладает правом сохранять свою национальную принадлежность. Никто не может быть принужден к ее изменению.
В то же время в некоторых конституциях современных государств закрепляется только право человека на собственное имя. Соответствующие нормы сформулированы в ст. 18 Конституции Испании и ст. 26 Конституции Португалии.
В Конституции РФ ничего не говорится о праве человека на имя.
Но каждый вправе самостоятельно указывать свою национальную принадлежность. Никто не может быть принужден к определению и указанию своей национальной принадлежности (ст. 26).
Отказ государства от правового регулирования отношений по выбору имени человека и предоставление беспредельного усмотрения по определению своей национальности вряд ли стоит считать серьезным достижением демократической России, существенным расширением прав и свобод человека. Контент-анализ содержания документальных источников показывает, что в России любящие родители не щадят собственных детей, давая им нелепые, длинные и неблагозвучные имена, которые, образно говоря, можно расценивать как фактическое основание для обращения в суд с исковым заявлением о защите чести и достоинства человека. Об этом можно судить по содержанию следующей таблицы:
Таблица 5.
Логическое обоснование выбора имени
Женские имена
Мечтали о мальчике Алеше
Мария, прекрасная как ангел
Дочь ковбоя, владеющего арканом
В честь популярного эстрадного ансамбля 'ВИА ГРА"
Первые демократические выборы в России Памятная прогулка при луне Медведев Д.А. - Президент РФ Долгожданный ребенок Милая девочка
Дочь состоятельных родителей Навстречу Сочинской олимпиаде
Получение приватизационного ваучера стоимостью двух автомобилей "Волга’
В честь Анжелины Джоли Поздний ребенок
Радость по поводу принятия Конституции РФ Букет цветов Подвижная, вертлявая
Мужские имена
Защита от всех напастей
Возвеличенный
Б.Н. Ельцин
Биологический объект человек рода Ворониных-Фроловых, родился 26 июня 2002 г.
Документ для участия в приватизации Быстрый, могучий
Произвольный выбор родителями имени своему ребенку может затормозить процесс формирования человека как личности. Имя не только подчеркивает уникальность человека, но и в значительной степени обосабливает его от других людей. Он может стесняться знакомиться со своими сверстниками и педагогами, поскольку не захочет лишний раз называть свое экзотическое имя, привлекая к себе излишнее внимание. У таких людей, как считают психологи, могут формироваться комплексы неполноценности, препятствующие адаптации в обществе.
Во время последней переписи населения России 42 тыс. граждан, воспользовавшись конституционным правом свободно определять и указывать свою национальную принадлежность, причислили себя к несуществующим национальностям и сказочным героям. В стране из небытия вдруг воскресли булгары, скифы, печенеги, варяги, хазары. Многие граждане обратились в эльфов, джедаев, волхвов, леших, гномов, патерчат, локов. В стране появились «первопроходцы», «жители земли», «граждане мира», «затундренные крестьяне», «кочевники», «интернационалисты», «помесь», «дворняги». Свои притязания считаться самостоятельными этносами заявили: казаки, калининградцы, сибиряки, кавказцы.
Совершенно очевидно, что результаты переписи населения России выражают в какой-то мере протестное отношение определенных кругов общества к существующей власти, которое им не удалось проявить в силу известных причин через свободные, демократические выборы. В то же время стоит отметить, что проведение таких дорогостоящих мероприятий, как государственная перепись населения, должно давать максимальное представление о России и ее жителях, о реализации права на имя и на национальность от рождения. Эти права входят в состав основных, неотъемлемых прав человека, провозглашенных Международным пактом о гражданских и политических правах ребенка
1989 г.
[3] Право ребенка на заботу родителей или государства. Это право следует понимать, как охраняемую законом возможность ребенка пользоваться вниманием и попечением своих родителей, заменяющих их лиц или государства с целью нормального физического и духовного развития человека, формирование его личности. С исключительной лаконичностью оно закреплено в конституциях России (ст. 38), Македонии (ст. 40), Португалии (ст. 36), Румынии (ст. 44), Словакии (ст. 41), Украины (ст. 51), ЮАР (ст. 28) и в ряде конституций других современных государств.
Вместе с тем Конституция Беларуси увязывает право ребенка на заботу родителей или государства с их обязанностями по воспитанию детей, формированию личности. В соответствии с ее предписаниями родители или лица их заменяющие, имеют право и обязаны воспитывать детей, заботиться об их здоровье, развитии и обучении. Ребенок не должен подвергаться жестокому обращению или унижению, привлекаться к работам, которые могут нанести вред его физическому, умственному или нравственному развитию. Дети могут быть отделены от своей семьи против воли родителей и других лиц, их заменяющих, только на основании решения суда, если они не выполняют своих конституционных обязанностей (ст. 32).
[4] Право на защиту от трудовой эксплуатации ребенка. Под этим правом понимается гарантированная законом возможность ребенка не выполнять работу или предоставлять услуги,которые являются вредными для лиц такого возраста, ставят под угрозу его благополучие, образование, физическое или психологическое здоровье, моральное или социальное развитие, затрудняют формирование личности.
Международные правовые рамки, устанавливающие обязательства государств, связанные с правом на защиту от трудовой эксплуатации ребенка, определены Конвенцией ООН о правах ребенка 1989 г. и тремя факультативными протоколами, принятыми в развитие ее положений. Однако имплементация положений Конвенции о правах ребенка в содержание национальных конституций современных государств далеко отстает от потребностей практики. Почти все конституции закрепляют свободу труда, которая означает исключительное право лица распоряжаться своими способностями к производительному и творческому труду. Но дети такими способностями не обладают, поскольку они еще не сформировались как личности. Тем не менее, только Конституция ЮАР полностью запрещает эксплуатацию детского труда (ст. 28), тогда как Конституция Польши не допускает лишь занятость детей в возрасте до 16 лет (ст. 65).
В более широком контексте запрет на эксплуатацию детского труда закреплен в Конституции Албании. Согласно ст. 54 Конституции каждый ребенок подлежит защите от насилия, плохого обращения, эксплуатации, использования для работы, особенно малолетних для непосильного труда, который может подорвать их здоровье и нравы, угрожает их жизни и нормальному развитию.
В России, как и во многих других странах мира, эксплуатация детского труда запрещается не нормами Конституции РФ, а нормами текущего законодательства. Трудовой кодекс РФ, например, разрешает работать на постоянной основе лицам не моложе 16 лет. Но если подросток получил основное общее образование, то он может работать на постоянной основе и с 15 лет, а с согласия родителей и органов опеки заниматься предпринимательской деятельностью даже с 14 лет, не имея при этом никакого опыта.
Положение с эксплуатацией детского труда вызывает серьезную озабоченность мирового сообщества. В настоящее время, по данным Международной организации труда (МОТ), более 215 млн детей в возрасте от 5 до 14 лет вынуждены работать за нищенскую плату или даже за дешевую и плохую пищу. Многие из них трудятся в условиях, которые опасны для физического, духовного и эмоционального развития человека. В силу занятости на постоянной работе они не могут получить даже начального образования, что не позволяет им освоить какую-либо профессию, вырваться из порочного круга.
[5] Право человека на образование. Его следует понимать, как гарантированную законом возможность человека получить систематизированные знания и навыки, необходимые для освоения будущей профессии, приобретения какой-либо специальности с целью занятия физическим или умственным трудом. В соответствии с Конвенцией о правах ребенка государства вводят на конституционном уровне бесплатное и обязательное начальное образование, поощряют развитие различных форм основного общего и профессионального образования, обеспечивают его доступность для всех детей. Они должны принимать меры по содействию регулярному посещению детьми школ и других образовательных учреждений, по снижению числа учащихся, вынужденных прервать обучение в силу тяжелых материальных условий и других жизненных обстоятельств.
В- конституциях стран Африки обычно закрепляется обязанность государства обеспечить начальное образование детей в возрасте 6-12 лет. Однако на практике начальным образованием охвачено 55-60% детей школьного возраста, что является главной причиной экономической отсталости большинства стран Африканского континента.
Право человека на образование лишь частично входит в содержание его конституционно-правового статуса. Его реализация закладывает основу для духовного и нравственного развития личности, получения основного общего и профессионального образования, а при необходимости и дополнительного. Поэтому оно включается в качестве составного элемента преимущественно в
структуру конституционно-правового статуса личности.
[6] Право человека на физическую и психическую целостность. Оно представляет собой гарантированную законом возможность человека сохранить генетически обусловленную форму своей личности, нормальное функционирование всех органов целостного организма, способность мозга адекватно отражать объективную действительность в виде ощущений, восприятий, представлений, мыслей, чувств и стремлений. Это право с исключительной четкостью сформулировано в ст. 22 Конституции Румынии.
Физическая целостность человека может быть нарушена путем нанесения увечья, в процессе проведения медицинских или научных экспериментов, в результате удаления тканей или органов для пересадки. Поэтому государство запрещает на конституционном уровне подвергать человека пыткам, жестоким наказаниям, применять к нему физическое насилие, наносить какие-либо телесные повреждения, участвовать в медицинских или научных экспериментах против его воли и осведомленного согласия. Соответствующие запреты установлены в конституциях России (ст. 21), Болгарии (ст. 29), Словакии (ст. 18), Украины (ст. 28), Эстонии (ст. 12). Конституция ЮАР уточняет, что только человек самостоятельно может принимать решение относительно своего здоровья, защищать и распоряжаться своим телом (ст. 12).
Ущерб психологической целостности человека может быть нанесен путем преднамеренного изменения его генетического кода, применения без медицинских показаний гипноза, наркотических и психотропных препаратов, вызывающих потерю памяти, адекватное восприятие реальной действительности. В этой связи государство запрещает применение психологического насилия, гарантирует психическую неприкосновенность человека, обеспечивает сохранение его генетической индивидуальности, в том числе в ходе создания, развития и использования новейших технологий, постановки научных экспериментов (ст. 7 Конституции Греции, ст. 28 Конституции Португалии, ст. 12 Конституции ЮАР).
[7] Право человека на достойную жизнь и свободное развитие. Это право можно определить, как гарантированную законом возможность человека жить в условиях, заслуживающих уважения других людей, формироваться как личность без чрезмерных материальных, духовных, политических и административных ограничений и стеснений. В его содержание входят практически все права ребенка, предусмотренные Конвенцией о правах ребенка 1989 г.
Такая особенность законодательного оформления права человека на достойную жизнь и свободное развитие вполне объяснима, поскольку в состав его гарантий включаются многие конституционные права как материального, так и процессуального характера, имплементированные из содержания международно-правовых актов. Наглядным подтверждением тому может служить ст. 17 Конституции РФ, где записано: «В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией» (ч. 1).
Еще более четко эта мысль выражена в ст. 22 Конституции Бельгии, согласно которой «каждый имеет право вести жизнь, соответствующую человеческому достоинству. С этой целью закон, декрет или норма гарантируют с учетом соответствующих обязательств экономические, социальные и культурные права и определяют условия их осуществления».
Вполне естественно, что без создания государством благоприятных условий для достойной жизни человека и его свободного развития он не сформируется как личность, не станет полноправным членом общества, хорошим семьянином. В каждой стране должна быть ликвидирована бедность, создана материальная основа развития общего к профессионального образования, обеспечена личная безопасность человека, сохранена благоприятная природная среда для нынешних и будущих поколений людей, внедрены в производство надлежащие меры техники безопасности и предупреждения несчастных случаев, налажена профилактика дорожно-транспортных происшествий, устранена угроза локальных конфликтов и терроризма.
Таким образом, права человека являются неотъемлемыми или неотчуждаемыми правами, поскольку они принадлежат ему не по милости государства, а в силу рождения. Для их реализации совсем не обязательно, чтобы человек обладал социальными и правовыми качествами личности и гражданина. Они должны пользоваться полным уважением и защитой как государства, так и международного сообщества. Любые национальные законы или другие нормативные правовые акты, ограничивающие или отменяющие эти права, признаются ничтожными с момента их издания и не имеют юридической силы. Нарушение прав человека может служить основанием для вмешательства международного сообщества в рамках Устава ООН во внутренние дела суверенного государства.
<< | >>
Источник: Казанник А.И., Костюков А.Н.. Конституционное право. Университетский курс. В 2 т. М.: — Т.2 - 528с.. 2015

Еще по теме § 2. Конституционно-правовой статус человека:

  1. § 1. Правовой и конституционный статус личности - понятие и структура
  2. 3. Конституционно-правовой статус индивида
  3. 10.1. Конституционно-правовой статус личности
  4. Конституционно-правовой статус судей
  5. 10.4. Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина 10.4.1. Понятие и виды преступлений, посягающих на конституционные права и свободы человека и гражданина
  6. 11.1. Конституционно-правовой статус Президента Российской Федерации
  7. § 3. Конституционный статус личности
  8. § 3. Гарантии конституционного статуса личности
  9. § 2. Принципы конституционного статуса личности
  10. 33. Основы конституционного статуса субъектов РФ
  11. 4. Конституционные гарантии прав и свобод человека и гражданина
  12. 1.Понятие и виды преступлений против конституционных прав и свобод человека и гражданина
  13. 42. Конституционный статус Правительства РФ и его компетенция
  14. Лекция 23. Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина
  15. Глава 19. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВИ СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА
- Адвокатура - Административное право - Административное право (рефераты) - Арбитражный процесс - Банковское право - Бюджетное право - Валютное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Коммерческое право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право Российской Федерации - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право - Международное частное право - Муниципальное право - Налоговое право - Основы права - Право - Прокурорский надзор - Римское право - Следствие - Судопроизводство - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Финансовое право -