§ 2. Критерии научных знаний о праве

Знания о праве формируются не только наукой, но и другими, так называемыми вненаучными формами общественного и инди­видуального сознания: политикой, искусством, религией, обыден­ным сознанием. Например, объективные оценки и сведения о суде царской России содержатся в романе JI.
Н. Толстого «Воскре­сение». Однако эта работа является художественным произведе­нием, а не юридическим исследованием, в ней объективный ана­лиз действительности представлен совокупностью чувственно­эмоциональных оценок персонажей, вымышленных автором.

Следовательно, чтобы говорить о правовой науке как особом социальном феномене, ее содержании, структуре, методологии формирования, необходимо выделить ее из совокупности иных знаний о праве и об иных правовых явлениях. С этой целью следу­ет прежде всего назвать сущностные признаки, присущие только научному знанию о праве и, соответственно, отличающие его от всех иных форм знания.

В современной философской и науковедческой литературе в числе сущностных признаков научного знания чаще всего называ­ют рациональность. Этот основной признак научного знания был выявлен представителями неопозитивистской философии науки и ныне широко используется российскими философами, хотя и по­нимается ими в самых различных смыслах, поскольку сами неопо­зитивисты не смогли прийти к единому мнению о содержании данного понятия и вынуждены были признать, что проблематика научного разума является «лишь аспектом значительно более раз­носторонней и фундаментальной проблематики места и роли разу­ма в человеческом бытии»[3]. Исходя из этого, воспользуемся переч­нем признаков рациональности «идеально среднего типа науки», представленным В. В. Ильиным. По его мнению, сущностными признаками науки являются: 1) прогрессизм; 2) истинность (дос­товерность, объективность); 3) критицизм; 4) логическая органи­зованность (доказательность); 5) опытная обоснованность (оправ­данность)[4]. Названные В. В. Ильиным признаки в полной мере присущи правовой науке и позволяют отличить ее от иных форм знания — ненаучных.

Прогрессизм науки, полагает В. В. Ильин, «проявляется в пер­манентном самообновлении наукой концептуального арсенала, что связано с исчерпанием эвристического потенциала фиксиро­ванных систем знания». Правовая наука в полной мере обладает данным атрибутом научного знания. Ее многовековая история убедительно свидетельствует о том, что система научных знаний о государстве и праве проделала длительный путь развития — от простых представлений о данных явлениях до современной разви­той системы отраслей правовой науки, охватывающих в совокуп­ности все основополагающие стороны политико-правовой прак­тики.

Прогрессивное развитие правовой науки было обусловлено как внутренними, так и внешними причинами. Развитие общества, его производительных сил и экономических отношений, а также обу­словленное им усложнение государства и права как действенных средств управления делами этого общества объективно предопре­деляли развитие правовой науки, призванной отражать и оправды­вать существующие политико-правовые реалии, а также разраба­тывать пути дальнейшего совершенствования законодательства и государства. По мере развития государства и права правовая наука прирастала знаниями как вширь — посредством появления новых отраслей научных знаний, так и вглубь, идя от описания и класси­фикации наблюдаемых явлений к объяснению их природы и сущ­ности, причин возникновения и самодвижения. Наиболее глубо­кий теоретический анализ государства и права был дан лишь в конце XIX в. основоположниками материалистической теории права.

Постоянное прогрессивное развитие правовой науки было обу­словлено также ее внутренними причинами, стремлением право­вых идеологов раскрыть природу государства и права, их социаль­ное назначение и дальнейшую судьбу. Однако, несмотря на множе­ство правовых доктрин, концепций, их острую конкурентную борьбу, создание теории права, способной понять и показать под­линные закономерности государства и права, перспективу их раз­вития, остается почетной, но пока что не решенной задачей. Ин­тенсивные исследования проблем современного правопонимания и путей формирования правового государства являются действен­ным гарантом прогрессивного развития российской правовой нау­ки на ближайшее столетие.

Правовая наука, как и любая наука, стремится к тому, чтобы ее содержание составляли истинные, объективные знания и поэтому в полной мере удовлетворяет такому критерию, как истинность (достоверность, объективность). К этому ее стимулируют прежде всего потребности в установлении подлинной воли законодателя, выраженной в тексте закона, иного нормативного правового акта. Правовая наука всегда была своего рода преданной служанкой за­конодателя и, следовательно, с первых дней своего существования стремилась искать пути выявления и разъяснения государствен­ной воли в текстах законов, а первоочередным шагом на пути ее самоутверждения как науки явились разработанные методы тол­кования норм права.

Правовая наука учитывает критерий истинности на уровне тео­ретического познания сущности государства и права, закономер­ностей их функционирования и развития, поскольку все знания такого рода неизбежно выходят на политико-правовую практику. Правовая теория имеет научную ценность в той мере, в какой она способна объяснять и предсказывать конкретные пути развития законодательства и практики его применения, вносить рекомен­дации о мерах по совершенствованию деятельности органов госу­дарственной власти по управлению делами общества и государст­ва. Поэтому все правовые доктрины так или иначе имеют предме­том ту или иную реально действующую правовую систему. Даже философия права Г. Гегеля, имеющая предметом процесс вопло­щения всемирного духа в праве, четко ориентировалась на прус­ское право как образец идеального воплощения этого духа в непо­средственной правовой реальности.

Критицизм как процесс непрерывного испытания имеющегося научного знания на достоверность, на соответствие принципам и нормам науки, сопровождающегося выбраковкой продуктов поис­ковой деятельности, не удовлетворяющих этим нормам, находит самое широкое применение в правовой науке, в исследованиях ученых-правоведов. Любое новое положение, к которому прихо­дит правовед по завершении научного исследования, чаще всего вступает в противоречие с той или иной совокупностью положе­ний, сформулированных ранее другими исследователями. Чтобы снять логическое противоречие между новым и старым знанием, нужно признать несостоятельность либо нового, либо старого зна­ния. Исследователь уверен в своей правоте и потому вынужден критиковать существующие в науке знания, противоречащие его выводам и положениям, чтобы показать, какие дефекты присущи этим знаниям и почему их необходимо заменить новыми, более точно и полно соответствующими исследуемым политико-право­вым реалиям.

В правовой науке возможны два вида критики: между предста­вителями разных правовых доктрин либо между сторонниками од­ной и той же правовой доктрины.

Критика иных правовых теорий, доктрин имеет наиболее острый, бескомпромиссный характер, а ее предметом чаще всего выступают основные, исходные начала критикуемых доктрин. Например, представители естественной теории права, обосновывая односторонность позитивистской док­трины, острие критики обращают прежде всего на позитивист­скую трактовку права как государственной воли, воплощенной в тексте нормативного правового акта. Критика внутри одной и той же правовой доктрины, как правило, затрагивает частные вопросы и весьма редко поднимается до критики основополагающих поло­жений.

Критика выступает главным способом формирования подлин­но научных знаний о праве и государстве и освобождения право­вой науки от ее превращенной формы, от знаний, которые имеют лишь видимость научных, но таковыми не являются. В процессе выделения подлинно научных знаний из массы ненаучных, их превращенной формы используют два критерия — логическую ор­ганизованность (доказанность) и опытную обоснованность (оп­равданность) знаний.

Логическая организованность (доказательность) научных зна­ний выражается в строгом их соответствии принципу достаточно­го основания. Согласно этому принципу каждая истинная мысль должна быть обоснована другими положениями, истинность кото­рых доказана. Быть логически последовательным — значит не только сформулировать то или иное истинное положение, но и объяснить его, обосновать, а также сделать с необходимостью вы­текающие выводы[5]. Объяснение, обоснование научных знаний сводятся к приведению необходимых научных аргументов, бес­спорно свидетельствующих о том, что эти знания являются истин­ными, а не ложными, вымышленными, что они не представляют собой продукт субъективного восприятия объективной реально­сти.

Одним из действенных и бесспорных критериев логической ор­ганизованности научных знаний выступает их логическая непро­тиворечивость. Этот атрибут научных знаний выражается в отсут­ствии противоречащих друг другу суждений об одном и том же предмете, взятом в одно и то же время и в одном и том же отноше­нии. Положения, не соответствующие этому критерию, свиде­тельствуют о том, что их автор допустил серьезную логическую ошибку, устранить которую можно лишь выявлением ложного, недостоверного суждения.

Однако отличить истинное суждение от ложного только с по­мощью логических средств чаще всего не представляется возмож­ным. Для этого требуется выйти за сферу научного знания в об­ласть непосредственной реальности и доказать, что истинное суж­дение является таковым, потому что соответствует объективной реальности, адекватно отражает ее. Поэтому логические критерии истинности научных знаний должны быть органически дополне­ны другим критерием — опытной обоснованностью (оправданно­стью), требующим подтверждения научного положения той или иной совокупностью эмпирических фактов, реально существую­щих или существовавших событий, явлений, процессов.

Критерии логической организованности и опытной обоснован­ности широко используются в правовой науке в целях формирова­ния ее как системы объективно-истинных знаний и своевременно­го, оперативного освобождения от заблуждений, представляющих собой плод субъективного восприятия юристами существующих политико-правовых реалий, закономерностей их возникновения и развития.

Опытная обоснованность (оправданность) положений право­вой науки обеспечивается постоянным и последовательным изу­чением состояния действующего законодательства и практики его применения. Подобный анализ имеет место как на уровне специ­альных отраслевых юридических наук, так и в сфере теории госу­дарства и права. Российские правоведы формулируют выводы, ос­новываясь на углубленном анализе действующего в Российской Федерации и других странах законодательства, а также на резуль­татах систематического изучения и обобщения опыта правотвор­ческой, правоприменительной деятельности государственных ор­ганов и органов местного самоуправления. Любые попытки отхода от этого требования, выражающиеся в формулировании логиче­ских следствий из абстрактных положений, без обращения к непо­средственной практике, неизбежно влекут субъективные, недос­товерные, ошибочные выводы.

Например, В. С. Нерсесянц, руководствуясь абстрактным по­ложением о том, что право не может существовать в обществе, ли­шенном частной собственности, приходит к выводу об отсутствии права при социализме, в условиях Советского государства Однако этот вывод не соответствует действительному положению дел, по­скольку частная собственность при социализме существовала в виде личной собственности рабочих и колхозников, частной соб­ственности крестьян до их насильственного объединения в колхо­зы, на принципах частной собственности строились товарно-де­нежные отношения между кооперативными организациями, госу­дарственными предприятиями и иными субъектами гражданского права. Следовательно, не соответствующий этим фактам вывод об отсутствии права при социализме, в условиях Советского государ­ства имеет характер сугубо субъективного восприятия существую­щих реалий и нуждается в углубленном, дополнительном обосно­вании.

Логическая организованность (доказательность) является не­пременным признаком большинства научных юридических пуб­ликаций, авторы которых логически последовательно раскрывают тему исследования и принимают все меры к тому, чтобы не допус­кать в своих исследованиях противоречий, последовательно согла­совывают свои положения, выводы с общими принципами и зако­номерностями правовой науки. Все имеющиеся в юридической литературе факты логических противоречий в суждениях, выводах какого-либо автора рассматриваются как дефекты мышления, до­садные логические ошибки, которые впоследствии либо исправ­ляются самим автором, либо обоснованно критикуются другими учеными-пра во ведами.

Сказанное не исключает логических противоречий между раз­личными правовыми доктринами, концепциями, например между позитивистской, материалистической и социологической теория­ми права. Логические противоречия на этом уровне правовых зна­ний неизбежны в силу различий их теоретических, философских и методологических оснований, несовпадения во взглядах на сущ­ность права и закономерности его функционирования и развития. Для устранения противоречий между правовыми концепциями, теориями требуются углубленные исследования закономерного хода развития государства и права, их связей с другими социаль­ными явлениями, а также критика научных доктрин, положений, не соответствующих этим закономерностям, извращающим дейст­вительный закономерный процесс развития государства и права. В итоге по мере углубления и расширения объективных знаний о праве правовые доктрины должны будут либо унифицировать свои воззрения на государство и право, либо в той или иной части утратить статус научной теории.

Таким образом, правовая наука обладает всеми признаками ра­ционального знания и выступает в качестве одного из необходи­мых и важнейших компонентов общественных наук.

<< | >>
Источник: Сырых В. М.. История и методология юридической науки : учебник / В. М. Сырых. — М.: Норма : ИНФРА-М, — 464 с/. 2012

Еще по теме § 2. Критерии научных знаний о праве:

  1. 7. Критерии истинности знаний о государстве и праве
  2. 1.4. Формы контроля по дисциплине. Критерии оценки знаний, умений, навыков
  3. 1.1. Теория как система научных знаний
  4. Методологические проблемы науки о праве (методологическая природа науко о праве; значение методологических принципов для познания науки и праве]
  5. 16.5. Научно-технический прогресс — материальная основа формирования эффективной структуры производства. Виды научно-технических инноваций
  6. 7.1. НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЙ ПРОГРЕСС И НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ, ИХ СУЩНОСТЬ, ЗНАЧЕНИЕ И ОСОБЕННОСТИ
  7. Научные подходы к изучению права (право как предмет научного изучения)
  8. «Амортизация» накопленных знаний
  9. | Причина и цель в праве (для решения задачи исследования права, как реального явления, надо исследовать не только цепь, но и причину в праве]
  10. 3.9. БАЗЫ ЗНАНИЙ
  11. 4.2. БАЗЫ ЗНАНИЙ
- Кодексы Российской Федерации - Юридические энциклопедии - Адвокатура - Административное право - Административное право (рефераты) - Арбитражный процесс - Банковское право - Бюджетное право - Валютное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Договорное право - Жилищное право - Жилищные вопросы - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Коммерческое право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право Российской Федерации - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Международное право - Международное частное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Основы права - Право - Право интеллектуальной собственности - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Разное - Римское право - Сам себе адвокат - Семейное право - Следствие - Страховое право - Судебная медицина - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Участникам дорожного движения - Финансовое право - Юридическая психология - Юридическая риторика - Юридическая этика -