§ 6. Философия и метатеоретические исследования юридической науки

В современной философской и науковедческой литературе обоснованно показывается, что традиционное деление научных знаний на эмпирический и теоретический уровни является непол­ным. В настоящее время в связи с усиленным вниманием к гно­сеологическим и методологическим проблемам частных наук вы­деляется третий уровень научного знания — метатеоретинеский.
В него входят знания двух видов: философские основания науки и общенаучные проблемы конкретной науки.

Философские основания нередко понимаются как философ­ское учение, которым руководствуются представители частнонауч­ного знания. Эти основания составляют, во-первых, философские представления о мире в целом, о закономерностях его создания и функционирования, во-вторых, гносеологические, методологиче­ские и логические принципы научного познания и, в-третьих, зна­ния о мире (научная картина мира), которые формируют предста­вители конкретных наук в соответствии с разделяемыми ими фило­софскими воззрениями.

Однако такое понимание философских оснований конкретных наук, в том числе правоведения, является проблематичным. Как было показано выше, философские (онтологические) положения сами по себе не могут входить в состав правовой науки, равно как и любой иной частной науки, поскольку представителями кон­кретных наук они не разрабатываются, а применяются непосред­ственно в том виде, как они сформулированы философами. По­пытки советских правоведов дополнить содержание законов и категорий диалектики специфическими, но общими для всех пра­вовых явлений признаками, связями окончились полным крахом. Всеобщие диалектические связи потому и являются всеобщими, что действуют во всех явлениях и процессах объективной реально­сти, и диалектику конкретного, в частности государства и права, можно познать, лишь раскрыв конкретные закономерности функ­ционирования и развития этих явлений. В этом познании законы и категории диалектики, иной философской науки выступают в том виде, в каком они сформулированы представителями соответ­ствующего философского учения.

Метатеоретический уровень правовой науки могут образовы­вать только те знания, которые входят в ее предмет и разрабатыва­ются непосредственно учеными-правоведами. В то же время мета- теоретические исследования должны чем-то отличаться от тради­ционных теоретических положений правовой науки о государстве и праве, в том числе от ее ядра в виде общей научной картины ста­новления и развития государства и права.

Руководствуясь выводами исторического материализма о структуре классового общества, его движущих силах, советские правоведы приходили к выводу о том, что в обществе, разделен­ном на классы с их противоречивыми интересами, не существует единой меры свободы, единого права. Каждый класс имеет собст­венное право, которое не только отличается от права других клас­сов, но и находится с ним в антагонистических отношениях. В ус­ловиях плюрализма прав не представляется возможным осуществ­лять регулирование общественных отношений таким образом, чтобы в действующих общеобязательных нормах учитывались все противоречивые интересы и права классов соответствующего об­щества. Коллизия прав разрешается тем, что экономически гос­подствующий класс — собственник средств производства — берет в свои руки государственную власть и проводит свое право в форме законов, придает ему всеобщий характер и требует обязательного исполнения установленных им законов от всех членов общества под страхом государственного принуждения. Были сформированы и иные положения о природе права и его роли в регулировании общественных отношений.

Однако ни общая картина социального общества, созданная усилиями философов, ни конкретные выводы о закономерностях функционирования и развития права, сформулированные юри­стами, также не входят в состав метатеоретических знаний право­вой науки: философские положения — потому, что правовой нау­кой они непосредственно не разрабатываются, а только применя­ются, а правовые положения по общим вопросам организации и функционирования государства и права — потому, что представ­ляют собой традиционные теоретические знания.

Если мы выделяем основу теории государства и права в виде его наиболее фундаментальных, глубинных знаний в особый вид научных знаний — философию права, — мы тем самым искусст­венно разрываем единую теорию права на два вида знаний: собст­венно теоретические знания и метатеоретические знания, что бу­дет способствовать скорее усилению догматических начал в тео­рии права, нежели ее творческому развитию.

В систему метатеоретических знаний правовой науки не могут входить и общенаучные, философские положения по вопросам гносеологии и логики познания, поскольку они также лежат за пределами предмета правовой науки и ею лишь применяются, но не разрабатываются. Всеобщее философское знание, в том числе всеобщие принципы познания (объективность, всесторонность, системность, полнота), законы логики имеют применение во всех конкретных науках и сохраняют верность своему философскому уровню знания. Однако ученые-правоведы не ограничиваются только применением положений гносеологии и логики научного познания, они издавна предпринимают попытки эти положения конкретизировать соответственно специфике познания объекта и предмета правовой науки, а также познавательной деятельности, осуществляемой в процессе правоприменения.

В число проблем гносеологии, методологии и логики, наибо­лее интенсивно разрабатываемых российскими правоведами в на­стоящее время, входят проблемы истины в уголовном и граж­данском судопроизводстве, истины нормы права, совершенство­вания специальных методов научного познания — социально­правовых, статистических, психологических — применительно к специфике познания правовой науки. Еще в 1970-х гг. советски­ми правоведами ставился вопрос о формировании социологии права как особой отрасли правовой науки, призванной разраба­тывать особенности применения социально-правовых методов в правовой науке, чтобы обеспечить их успешное применение в по­знании процессов и результатов социального действия права. С этого же времени ведется интенсивная разработка методологи­ческих проблем правовой науки, путей эффективного применения в познании методов системно-структурного подхода, сравнитель­ного правоведения, восхождения от конкретного к абстрактному, выявление структуры методов научного познания, их закономер­ных взаимосвязей.

Результаты исследований гносеологических, логических и ме­тодологических проблем познания объекта и предмета правовой науки в системе образуют новое направление научных исследова­ний, которое и представляет собой метатеоретический уровень правовой науки. В число этих знаний входят:

1) положения и выводы правоведов об особенностях познания объ­екта и предмета правовой науки, в том числе о структуре познава­тельного процесса; о характере взаимосвязи отдельных стадий на­учного познания; о критериях научного знания о государстве и праве; о признаках, отличающих научное юридическое знание от обыденного, мифологического и других форм вненаучного знания;

2) методология правовой науки, раскрывающая структуру об­щих, специальных и частных методов, используемых для позна­ния ее объекта и предмета; характер взаимосвязи названных мето­дов, а также их связи с всеобщими принципами научного позна­ния (требованиями объективности, всесторонности, полноты познания и др.); совокупность методологических правил, требова­ний, составляющих содержание каждого отдельного метода, при­меняемого в правоведении;

3) конкретизированные применительно к специфике правовой материи правила, положения о путях применения в правовой науке законов и норм логики. Такие правила и положения могут содер­жаться в отдельных частнонаучных методах правовой науки, на­пример, методах толкования права, сравнительном правовом и др., либо выступать самостоятельно в виде правил, требований правильного логического мышления при осуществлении отдель­ных логических процедур, например юридической квалификации, формулировании определений понятий, выведении общих поло­жений из совокупности наблюдаемых явлений и процессов.

В философской литературе в систему компонентов метатеорети- ческого знания включают также аксиологические нормы и суждения о ценностях и целях научного познания, которые, в свою очередь, рекомендуется подразделять на внутренние и внешние. Внутрен­ние аксиологические основания — это идеалы и нормы научного познания — определенность, рациональность, точность, доказа­тельность и др., призванные раскрыть ценность и особенности на­учного познания как вида познавательной деятельности человека. Внешние же аксиологические ценности науки характеризуют ее от­ношения с обществом, культурой. Это такие ценности науки, как практическая полезность, эффективность, повышение интеллекту­ального и образовательного потенциала общества, содействие на­учно-техническому, экономическому и социальному прогрессу.

В правовой науке вопрос о ее аксиологической природе почти не исследуется. В этих условиях, не отрицая необходимости и по­лезности проведения учеными-юристами исследований аксиоло­гических ценностей познания государства и права, можно лишь гипотетически говорить о возможности и целесообразности выде­ления такого направления исследований в системе метатеоретиче- ских проблем правоведения.

Таким образом, метатеоретический уровень знаний правовой науки образуют положения, выводы, которые сформулированы учеными-юристами в целях конкретизации, дополнения общих гносеологических, логических, методологических и аксиологиче­ских положений, принципов применительно к специфике объекта и предмета правовой науки. Среди них выделяются два вида зна­ний: 1) знания, характеризующие процесс познания государства и права, особенности взаимосвязи его стадий и научных ценностей;

2) правила, требования, которые ориентируют исследователей на совершение методологически грамотных действий в познании.

Положения, выводы, характеризующие особенности процесса познания объекта и предмета правовой науки, выражаются в тех же формах мышления, в которых выражаются знания эмпириче­ского и теоретического уровней о государстве и праве. Научное познание есть особая сфера непосредственного бытия, сущест­вующая одновременно с другими его компонентами — природой и обществом, и потому результаты ее рефлексии отображаются, вы­ражаются с помощью эмпирических и теоретических форм мыш­ления: единичных, обобщенных и статистических фактов, класси­фикаций, корреляционных понятий, категорий, связей, научных закономерностей, гипотез и теорий.

В форме единичных знаний выражаются сведения о конкрет­ных публикациях по правовой тематике, об их авторах, о содержа­нии отдельных работ. Обобщенные факты свидетельствуют о ка­ких-либо направлениях, тенденциях в развитии правовой науки, например об интенсивной разработке проблем правового государ­ства, о критическом отношении российских правоведов к право­вой доктрине К. Маркса и др. Статистические данные содержат какие-либо количественные характеристики о явлениях и процес­сах в правовой науке, например о числе правоведов, имеющих сте­пени доктора юридических наук, о количестве публикаций по во­просам источников права или прав человека. Корреляционные связи позволяют констатировать какие-либо устойчивые отноше­ния между несколькими факторами: степенью разработанности системного подхода и качеством подготовленных с его примене­нием научных работ и др.

Все формы теоретического мышления широко используются на уровне метатеоретического познания. С помощью понятийного аппарата отражаются отдельные компоненты познавательного

процесса, его стадий, результатов познания, например, выделяют­ся методы толкования права, метод сравнительного правоведения. В определениях фиксируются сущностные признаки гносеологи­ческих и методологических понятий, а закономерности характе­ризуют устойчивые необходимые связи между отдельными мето­дами научного познания, определяют их место среди других по­знавательных средств. Так, отмечается, что закономерная связь между методами социологического наблюдения, опроса, анализа письменных источников является горизонтальной, поскольку это равноценные в гносеологическом отношении методы, используе­мые для сбора и изучения единичных фактов. Закономерная связь между названными и статистическими методами является коорди­национной, поскольку статистические методы применяются по­сле социальных правовых методов к полученным с их помощью единичным фактам.

В то же время определенная часть знаний метатеоретического уровня принимает оригинальную форму мышления, выражается в виде принципов и норм научного познания. Например, методами толкования права предписывается словам и выражениям закона придавать тот смысл, в котором они употреблены законодателем в момент его издания, запрещается толковать отдельные слова и вы­ражения нормы права как избыточные, лишние и т. д. Методоло­гические принципы и нормы, составляющие содержание специ­альных и частных методов, используемых в познании государства и права, выступают в качестве нормативных регуляторов познава­тельной деятельности и имеют общую с нормами права природу. И те и другие являются обязательными нормативами, предписы­вающими субъектам определенные действия и порядок их осуще­ствления.

Характерная особенность методологических правил, принци­пов состоит в том, что они не существуют в объективной реально­сти сами по себе, а представляют собой результат познавательной деятельности, подобно тому как вне нормотворческой деятельно­сти общества и государства отсутствуют какие-либо нормы права. Разработка правил, принципов методологически грамотной дея­тельности познающего субъекта издавна составляла одно из веду­щих направлений философии и конкретных наук, в том числе правоведения. По мере того как юристам удавалось сформулиро­вать научно обоснованные правила, принципы познания, право­вая наука значительно облегчала себе путь к новым, объективным знаниям и значительно сокращала число ошибок в познании, осу­ществляемом без четких методологических ориентиров, методом проб и ошибок. Там, где прогресса в совершенствовании содержа­ния методов научного познания достичь не удавалось, познание также оказывается неспособным к решению соответствующих проблем правовой науки. Широкий творческий потенциал стати­стических методов в познании государства и права является бес­спорным фактом, но дальше общей постановки вопроса дело не идет, потому что юристы пока не сумели разработать специфиче­ские правила применения названных методов в познании полити­ко-правовых явлений и процессов.

Таким образом, специфика метатеоретического уровня позна­ния состоит в том, что характерной формой выражения этих зна­ний выступают правила, нормы научного познания, которые не­посредственно разрабатываются юристами и в реальной жизни сами по себе не существуют. Задачам их разработки и совершен­ствования подчинена такая правовая наука, как методология на­учного познания, которая находится в стадии становления и пока не определила достаточно четко свои объект и предмет. Несмотря на это методологические исследования проблем познания объекта и предмета правовой науки в настоящее время проводятся до­вольно интенсивно, что позволяет выделить метатеоретический уровень познания в качестве самостоятельного уровня знаний правовой науки.

<< | >>
Источник: Сырых В. М.. История и методология юридической науки : учебник / В. М. Сырых. — М.: Норма : ИНФРА-М, — 464 с/. 2012

Еще по теме § 6. Философия и метатеоретические исследования юридической науки:

  1. О.Г. Данильян, Л.Д. Байрачная, С.И. Максимов и др... Философия права: Учебник. Под ред. О.Г. Данильяна. - М.: Изд-во Эксмо, — 416 с. - (Российское юридическое образование)., 2005
  2. § 4. Методология юридической науки
  3. Под общей редакцией доктора юридических наук, профессора, заслуженного деятеля науки РФ А.С. ПИГОЛКИНА. ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА. УЧЕБНИК ДЛЯ ЮРИДИЧЕСКИХ ВУЗОВ, 2003
  4. §1. Общая характеристика юридической науки
  5. Метатеоретическая атака на причинность
  6. доктор юридических наук, профессор Ю.П. Орловский и доктор юридических наук А.Ф. Нуртдинова. Трудовое право России / Учебник. Ответственные редакто­ры: заслуженный деятель науки Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор Ю.П. Орловский и доктор юриди­ческих наук А.Ф. Нуртдинова — М.: Юридическая фирма «КОНТРАКТ», «ИНФРА-М», — 608 с, 2008
  7. Сырых В. М.. История и методология юридической науки : учебник / В. М. Сырых. — М.: Норма : ИНФРА-М, — 464 с/, 2012
  8. Ответственные редакторы: заслуженный деятель науки Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор Ю.П. ОРЛОВСКИЙ, доктор юридических наук А.Ф. НУРТДИНОВА. ТРУДОВОЕ ПРАВО РОССИИ. УЧЕБНИК. Материал подготовлен с использованием правовых актов по состоянию на 25 октября 2007 года. Издание второе, 2007
  9. Под редакциейзаслуженного деятеля науки РФ,доктора юридических наук,профессора Л.Л. Попова. АДМИНИСТРАТИВНОЕ ПРАВО. Второе издание,переработанное и дополненное, 2005
  10. 2.1. Философия и экономическая теория
  11. Философия права
- Кодексы Российской Федерации - Юридические энциклопедии - Адвокатура - Административное право - Административное право (рефераты) - Арбитражный процесс - Банковское право - Бюджетное право - Валютное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Договорное право - Жилищное право - Жилищные вопросы - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Коммерческое право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право Российской Федерации - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Международное право - Международное частное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Основы права - Право - Право интеллектуальной собственности - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Разное - Римское право - Сам себе адвокат - Семейное право - Следствие - Страховое право - Судебная медицина - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Участникам дорожного движения - Финансовое право - Юридическая психология - Юридическая риторика - Юридическая этика -