4.3. Оптимизация НДС налоговыми агентами

Согласно п. 4 ст. 173 НК РФ при реализации товаров (работ, услуг), поименованных в ст. 161 настоящего Кодекса, сумма НДС, подлежащая уплате в бюджет, исчисляется и уплачивается в полном объеме налоговыми агентами, указанными в ст.
161 НК РФ.

Таким образом, особенности определения налоговыми агентами налоговой базы по НДС установлены ст. 161 НК РФ и выражаются в следующем:

– при реализации товаров (работ, услуг), местом реализации которых является территория Российской Федерации, налогоплательщиками – иностранными лицами, не состоящими на учете в налоговых органах в качестве налогоплательщиков, налоговая база определяется как сумма дохода от реализации этих товаров (работ, услуг) с учетом налога;

– при предоставлении на территории Российской Федерации органами государственной власти и управления и органами местного самоуправления в аренду федерального имущества, имущества субъектов Российской Федерации и муниципального имущества налоговая база определяется как сумма арендной платы с учетом налога. В этом случае налоговыми агентами признаются арендаторы вышеуказанного имущества (п. 3 ст. 161 НК РФ);

– при реализации на территории Российской Федерации конфискованного имущества, бесхозяйных ценностей, кладов и скупленных ценностей, а также ценностей, перешедших по праву наследования государству, налоговыми агентами признаются органы, организации или индивидуальные предприниматели, уполномоченные осуществлять реализацию указанного имущества (п. 4 ст. 161 НК РФ);

– при реализации на территории Российской Федерации товаров иностранных лиц, не состоящих на учете в налоговых органах в качестве налогоплательщиков, налоговыми агентами признаются организации и индивидуальные предприниматели, осуществляющие предпринимательскую деятельность с участием в расчетах на основе договоров поручения, договоров комиссии или агентских договоров с указанными иностранными лицами (п. 5 ст. 161 НК РФ);

– если в течение десяти лет с момента регистрации судна в Российском международном реестре судов оно исключено из этого реестра, кроме исключения вследствие признания судна погибшим, пропавшим без вести, конструктивно погибшим, утратившим качества судна в результате перестройки или любых других изменений, или если в течение 45 дней с момента перехода права собственности на судно от налогоплательщика к заказчику регистрация судна в Российском международном реестре судов не осуществлена, налоговая база определяется налоговым агентом как стоимость, по которой это судно было реализовано заказчику, с учетом НДС. При этом налоговым агентом является лицо, в собственности которого находится судно на момент его исключения из Российского международного реестра судов, если судно исключено из вышеуказанного реестра или если в течение 45 дней с момента перехода права собственности на судно от налогоплательщика к заказчику регистрация судна в Российском международном реестре судов не осуществлена, – лицо, в собственности которого находится судно по истечении 45 дней с момента такого перехода права собственности (п. 6 ст. 161 НК РФ).

Наиболее сложными с правовой точки зрения являются ситуации, указанные в п. 3 – 5 ст. 161 НК РФ, которые рассмотрим отдельно.

Аренда федерального или муниципального имущества. На правоприменительном уровне часто встречаются налоговые споры о правомерности привлечения арендаторов федерального или муниципального имущества к ответственности, предусмотренной ст. 123 НК РФ за неправомерное неперечисление (неполное перечисление) сумм НДС, подлежащего удержанию и перечислению налоговым агентом.

В соответствии со ст. 606 ГК РФ по договору аренды (имущественного найма) арендодатель (наймодатель) обязуется предоставить арендатору (нанимателю) имущество за плату во временное владение и пользование или во временное пользование.

В определении Конституционного Суда Российской Федерации от 02.10.2003 № 384-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы ООО “Дизайн-группа „Интерьер Флора“” на нарушение конституционных прав и свобод пунктом 3 статьи 161 Налогового кодекса Российской Федерации» разъяснено, что порядок уплаты НДС, установленный п. 3 ст. 161 НК РФ, применяется в случае предоставления в аренду публичного имущества, не закрепленного на праве хозяйственного ведения либо оперативного управления за государственными унитарными предприятиями или учреждениями, то есть составляющего государственную казну, при непосредственном участии публичных собственников в гражданских правоотношениях. При реализации на территории Российской Федерации услуг по предоставлению в аренду федерального имущества, имущества субъектов Российской Федерации и муниципального имущества организациями, которым такое имущество принадлежит на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, исчисление и уплата в бюджет НДС осуществляются вышеуказанными организациями.

Исходя из вышеизложенного только в случае, если договор аренды государственного (муниципального) имущества заключен непосредственно между органами государственной власти и управления (органами муниципального образования) и арендатором, то применяется порядок уплаты НДС в бюджет, указанный в п. 3 ст. 161 НК РФ, то есть плательщиком НДС от суммы арендной платы является арендатор соответствующего федерального имущества.

Правомерность подобных выводов подтверждается и судебной практикой.

Пример.

Суть дела.

По результатам выездной налоговой проверки налогоплательщика налоговый орган вынес решение, согласно которому налогоплательщику был доначислен НДС и были начислены соответствующие ему пени.

Основанием для принятия вышеуказанного решения послужило нарушение налогоплательщиком п. 3 ст. 161 НК РФ – неполное перечисление в бюджет сумм НДС, подлежавших удержанию из доходов, уплачиваемых арендодателю – уполномоченному органу муниципального образования, а также непредставление налоговых деклараций по НДС.

Налогоплательщик оспорил вышеуказанное решение налогового органа в арбитражный суд.

Позиция суда.

Судом было установлено, что налогоплательщик заключил с уполномоченным органом муниципального образования договор аренды торгового места на территории здания муниципального учреждения и за проверяемые налоговым органом периоды он не исчислял НДС и не удерживал его из доходов, уплачиваемых арендодателю.

На основании установленных обстоятельств дела, положений п. 3 ст. 161 НК РФ судом было признано обоснованным доначисление налоговым органом налогоплательщику НДС исходя из размера арендной платы, перечисленной им арендатору.

Суд разъяснил, что отсутствие в договоре аренды условия об обязанности арендатора удерживать из доходов арендодателя и перечислять в бюджет НДС не предусмотрено налоговым законодательством в качестве основания для освобождения налогового агента от исполнения обязанностей, установленных в п. 3 ст. 161 НК РФ.

Суд также рассмотрел доводы налогоплательщика о применении разъяснений норм ст. 161 НК РФ, изложенных в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 02.10.2003 № 384-О, и разъяснил, что оспариваемое решение налогового органа вышеуказанным разъяснениям Конституционного Суда Российской Федерации не противоречило.

С учетом вышеизложенного суд отказал в удовлетворении заявленных требований налогоплательщика.

[см. постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 24.09.2007 № Ф04-6501/2007(38740-А27-42)]

Таким образом, суд установил, что налогоплательщиком был заключен договор аренды муниципального имущества непосредственно с уполномоченным органом муниципального имущества, с учетом чего суд сделал вывод о наличии у налогоплательщика обязанностей налогового агента. Аналогичные выводы сделаны в постановлениях ФАС Западно-Сибирского округа от 30.08.2007 № Ф04-5318/2007(36928-А27-19) и ФАС Волго-Вятского округа от 20.09.2007 № А17-3614/5-2006.

Следует отметить, что на основании п. 1 ст. 296 ГК РФ казенное предприятие и учреждение, за которыми имущество закреплено на праве оперативного управления, владеют, пользуются и распоряжаются этим имуществом в пределах, установленных законом, в соответствии с целями своей деятельности, заданиями собственника этого имущества и назначением этого имущества. Согласно п. 1 ст. 298 ГК РФ частное или бюджетное учреждение не имеет права отчуждать либо иным способом распоряжаться имуществом, закрепленным за ним собственником или приобретенным этим учреждением за счет средств, выделенных ему собственником на приобретение такого имущества.

Соответственно если в качестве арендодателя федерального (муниципального) имущества выступает лицо, наделенное правом хозяйственного ведения либо оперативного управления на предоставляемое в аренду имущество, обязанности налогового агента у арендатора такого имущества отсутствуют. Данный подход следует из вышеупоминавшейся позиции Конституционного Суда Российской Федерации, сформировавшейся судебной практики и позиции налоговых органов, указанной в их разъяснительных письмах.

Так, по мнению налоговых органов, действующим порядком установлено, что при оказании услуг по сдаче в аренду федерального (муниципального) имущества на основе договора аренды, заключенного между арендатором и балансодержателем (не относящимся к органам государственной власти и управления и органам местного самоуправления) без органа государственной власти и управления и органа местного самоуправления (арендодателя), уплата НДС в бюджет осуществляется балансодержателем вне зависимости от того, куда арендатор перечисляет вышеуказанную арендную плату – на счет балансодержателя имущества, в бюджет или на специально открытый для этого балансодержателя счет в органах Федерального казначейства (письма ФНС России от 14.02.2005 № 03-1-03/208/13, УФНС России по г. Москве от 20.06.2006 № 18-11/3/53343@, от 29.11.2005 № 19-11/87841, от 26.08.2005 № 19-11/60622, от 02.08.2005 № 19-11/55162).

При этом налоговые органы указывают, что если договор аренды заключен между арендатором, балансодержателем и органами государственной власти и управления и органами местного самоуправления (трехсторонний договор), то применяется порядок уплаты НДС в бюджет, указанный в п. 3 ст. 161 НК РФ. Только в таком случае плательщиком НДС от суммы арендной платы является арендатор федерального или муниципального имущества.

Суды также указывают, что при оказании налогоплательщиком услуг по предоставлению в аренду федерального или муниципального имущества, закрепленного за ней на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, плательщиком НДС является этот налогоплательщик, а не арендатор имущества.

Так, ФАС Поволжского округа в постановлении от 20.09.2007 № А12-17442/06-С61 рассмотрел ситуацию, при которой помещения, предоставленные налогоплательщиком (университетом) в аренду арендаторам, закреплены за ним на праве оперативного управления. Позицию налогоплательщика о том, что в рамках заключенных им договоров аренды арендаторы являлись налоговыми агентами и, следовательно, обязанность по уплате в бюджет НДС была возложена законом именно на них, а не на налогоплательщика, суд со ссылкой на определение Конституционного Суда Российской Федерации от 02.10.2003 № 384-О признал ошибочной.

Аналогичные выводы сделаны в постановлении ФАС Северо-Кавказского округа от 04.07.2007 № Ф08-3941/2007-1558А, в котором суд установил, что имущество, сдававшееся налогоплательщиком в аренду, принадлежало ему на праве оперативного управления и в качестве арендодателя выступал именно налогоплательщик, а не собственник имущества. С учетом вышеизложенного суд признал плательщиком НДС именно арендодателя.

Плата за коммунальные услуги. Согласно п. 2 ст. 616 ГК РФ арендатор обязан поддерживать имущество в исправном состоянии, производить за свой счет текущий ремонт и нести расходы на содержание имущества, если иное не установлено законом или договором аренды. К расходам на содержание арендованного помещения относятся, в частности, коммунальные расходы.

Исходя из положений ст. 545, 548 ГК РФ, п. 17 Правил пользования системами коммунального водоснабжения и канализации в Российской Федерации, утвержденных постановлением Правительства РФ от 12.02.1999 № 167, арендодатели (абоненты) вправе передавать электроэнергию, тепловую энергию, воду, газ арендаторам (субабонентам) с согласия соответствующих организаций. В связи с этим на практике часто правоотношения сторон договора аренды складываются таким образом, что коммунальные услуги оплачиваются арендаторами арендодателям, а не непосредственным поставщикам.

Налоговые органы полагают, что порядок определения налоговой базы для исчисления НДС, установленный ст. 161 НК РФ, подразумевает исчисление налога со всей суммы арендной платы, уплачиваемой арендодателю без применения налоговых льгот и вычетов. Соответственно налоговые органы требуют от арендаторов федерального (муниципального) имущества исполнения обязанностей налоговых агентов и в отношении коммунальных платежей, уплачиваемых в соответствии с условиями договоров аренды.

Однако такой подход не всегда находит поддержку в судах.

В постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 26.07.2007 № Ф04-5177/2007(36761-А27-42) судом было установлено, что между уполномоченным органом муниципального образования (арендодателем) и налогоплательщиком (арендатором) были заключены договоры, по условиям которых арендодатель передал в аренду налогоплательщику торговое место на территории муниципального учреждения, находившееся в муниципальной собственности.

Условиями договоров было предусмотрено, что размер арендной платы был установлен без учета НДС. При этом в договорах было также предусмотрено, что коммунальные платежи входили в сумму арендной платы.

Таким образом, арендная плата, в состав которой входили коммунальные платежи, в установленном договорами аренды размере уплачивалась налогоплательщиком на счет уполномоченного органа муниципального образования. При этом налогоплательщиком исчислялся и уплачивался НДС только с арендной платы без включения в нее коммунальных платежей.

Суд установил, что коммунальные платежи не являлись доходом муниципального органа, и пришел к выводу, что в связи с этим с них не подлежал удержанию и уплате в бюджет НДС при оплате этих платежей налогоплательщиком в качестве налогового агента.

Данный вывод соответствует позиции, изложенной в п. 12 Письма № 66.

В п. 12 вышеуказанного письма Президиума ВАС РФ следовало, что возложение на арендатора расходов по оплате коммунальных услуг не может рассматриваться как форма арендной платы. Поэтому договор, в котором в качестве арендной платы предусмотрена только оплата коммунальных услуг, может быть признан незаключенным на основании п. 1 ст. 654 ГК РФ.

С учетом вышеизложенного арбитражные суды федеральных округов приходят к выводу, что арендная плата определена как плата за пользование имуществом и плата за коммунальные услуги не является арендной платой; следовательно, возложение обязанностей, предусмотренных п. 3 ст. 161 НК РФ, на арендаторов государственного (муниципального) имущества в отношении уплачиваемых ими денежных средств в счет оплаты коммунальных услуг неправомерно.

Аналогичные выводы сделаны в постановлениях ФАС Западно-Сибирского округа от 10.04.2007 № Ф04-2113/2007(33272А27-6), от 22.02.2007 № Ф04-670/2007(31613-А27-27) и от 19.12.2006 Ф04-6731/2006(29323-А27-43).

Следует отметить, что для минимизации налоговых рисков арендатора и арендодателя представляется целесообразным наряду с договором аренды, где определяется размер только непосредственно арендной платы, заключение также договора на оплату коммунальных услуг, по которому расходы по оплате коммунальных услуг, потребляемых в используемых организацией помещениях, возлагаются на арендатора.

Реализация конфискованной продукции. Согласно постановлению Правительства РФ от 19.04.2002 № 260 «О реализации арестованного имущества, реализации, переработке (утилизации), уничтожении конфискованного и иного имущества, обращенного в собственность государства» специализированной организацией по реализации конфискованного имущества является Российский фонд федерального имущества (РФФИ), который, в свою очередь, может на конкурсной основе привлекать юридических и физических лиц к продаже этого имущества и выплатить им за это вознаграждение.

Если организация уполномочена РФФИ (в настоящее время – Росимущество) осуществлять реализацию конфискованного и бесхозяйного имущества, то при реализации вышеуказанного имущества такая организация признается налоговым агентом по НДС.

Несмотря на то что специализированной организацией по реализации имущества является Росимущество, налоговые органы на местах требуют исполнения обязанностей, установленных п. 4 ст. 161 НК РФ, и от других организаций и индивидуальных предпринимателей, не привлеченных на конкурсной основе и не уполномоченных Росимуществом) на осуществление реализации конфискованного и бесхозяйного имущества.

Судебные органы при решении возникающих в связи с такими требованиями налоговых органов споров руководствуются тем, существовало ли у соответствующего юридического лица (индивидуального предпринимателя) полномочие осуществлять реализацию конфискованного имущества, предоставленное ему Росимуществом, или нет.

Например, в постановлении от 17.09.2007 № Ф08-6012/2007-2235А ФАС Северо-Кавказского округа, проанализировав сложившиеся отношения, пришел к выводу о том, что налогоплательщик не являлся налоговым агентом в том правовом смысле, который содержится в п. 4 ст. 161 НК РФ, не наделялся соответствующими полномочиями, в связи с чем он не является обязанным к исчислению и уплате НДС в бюджет по операции по реализации рыбопродукции. Суд установил, что согласно постановлению исполнительного органа субъекта Российской Федерации, на территории которого налогоплательщик осуществлял деятельность, налогоплательщик принимал изъятую в установленном порядке правоохранительными органами и рыбоохранными организациями рыбу и рыбопродукцию и осуществлял ее промышленную обработку. Другим постановлением данного исполнительного органа субъекта Российской Федерации региональному отделению специализированного государственного учреждения при Правительстве РФ «Российский фонд федерального имущества» было предложено в установленном порядке совместно со специализированными рыбоперерабатывающими предприятиями субъекта Российской Федерации, в том числе и с налогоплательщиком, организовать работу по хранению и переработке изъятой рыбы и рыбопродукции.

Как следовало из материалов дела, до принятия судом общей юрисдикции соответствующего решения по уголовному делу продукция находилась у налогоплательщика на хранении. После вынесения приговора суд общей юрисдикции постановил взыскать стоимость изъятой рыбы с налогоплательщика в доход бюджета. Одновременно суд общей юрисдикции направил исполнительные листы в службу судебных приставов.

Суд разъяснил, что в такой ситуации налоговыми агентами признавались организации, уполномоченные осуществлять реализацию конфискованного имущества, а налогоплательщик такой организацией не являлся. С учетом вышеизложенного суд решил, что привлечение налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения согласно ст. 123 НК РФ было неправомерным.

Пени при наличии переплаты. Налоговые агенты уплачивают сумму НДС в бюджет по месту своего нахождения не позднее 20-го числа месяца, следующего за истекшим налоговым периодом (п. 1, 3 ст. 174 НК РФ).

Согласно п. 1 ст. 72 и п. 1 ст. 75 НК РФ пени являются способом обеспечения исполнения обязанности по уплате налогов и сборов.

Поскольку ст. 161, 173 и 174 НК РФ обязанность по уплате в бюджет НДС возложена на налоговых агентов, то пени – это способ обеспечения исполнения обязанностей по уплате данного налога именно налоговым агентом.

В судебной практике встречаются налоговые споры, касающиеся правомерности начисления пеней за несвоевременное перечисление организацией НДС, подлежащего перечислению организацией как налоговым агентом, при наличии у нее же переплаты по этому налогу. Возможна ли налоговая оптимизация в данном случае?

В постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 17.12.1996 № 20-П «По делу о проверке конституционности пунктов 2 и 3 части первой статьи 11 Закона Российской Федерации от 24 июня 1993 года “О федеральных органах налоговой полиции”» и в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 04.07.2002 № 202-О «По жалобе унитарного государственного предприятия “Дорожное ремонтно-строительное управление № 7” на нарушение конституционных прав и свобод положениями пункта 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации» указано, что предусмотренное ст. 75 НК РФ начисление пеней направлено на компенсацию потерь бюджета, вызванных поступлением причитающихся сумм налогов в более поздние по сравнению с установленными законодательством сроки. И поскольку ст. 75 НК РФ гарантирует обеспечение потерь бюджета, суд, применяя названную норму, должен установить, имелись ли такие потери в конкретном бюджете вследствие неуплаты налогоплательщиком налога при условии, что у него имелась переплата по другим налогам, но в тот же бюджет.

На необходимость выяснения судами факта наличия (отсутствия) потерь в конкретном бюджете, вызванных несвоевременной уплатой конкретного налога, при наличии переплат налогов, зачисляемых в тот же бюджет, указано и в п. 42 постановления Пленума ВАС РФ от 28.02.2001 № 5 «О некоторых вопросах применения части первой Налогового кодекса Российской Федерации», где разъяснено, что если в предыдущем периоде у заявителя имелась переплата определенного налога, которая перекрывает или равна сумме того же налога, заниженной в последующем периоде и подлежащей уплате в тот же бюджет (внебюджетный фонд), и вышеуказанная переплата не была ранее зачтена в счет иных задолженностей по данному налогу, то у налогоплательщика отсутствует задолженность перед бюджетом в части уплаты конкретного налога, а следовательно, на данную сумму налога не подлежат начислению пени.

Исходя из постановлений Президиума ВАС РФ от 22.05.2007 № 16499/06, от 26.09.2006 № 4047/06, от 16.05.2006 № 16058/05 пени относятся к правовосстановительным мерам государственного принуждения, носят компенсационный характер и подлежат взысканию за счет средств того субъекта налоговых правоотношений, на которого возложена обязанность по уплате (перечислению) в бюджет налога и который допустил нарушение срока его уплаты (перечисления) в бюджет.

В постановлении ФАС Северо-Западного округа от 03.10.2007 № А56-44269/2006 суд, оценив представленные сторонами документы, пришел к выводу о неправомерном начислении налоговым органом спорной суммы пеней за несвоевременное перечисление организацией как налоговым агентом НДС ввиду наличия у нее как налогоплательщика переплаты по этому же налогу в размере, превышающем сумму налога, за нарушение срока перечисления которой организацией как налоговым агентом ему были начислены пени. Наличие у организации переплаты по НДС, уплачиваемому им как налогоплательщиком, налоговый орган не оспаривал. Эти суммы НДС учитывались на лицевом счете организации в качестве переплаты по НДС, уплачиваемому в тот же бюджет, что и НДС, подлежащий перечислению организацией как налоговым агентом. НДС поступал в один бюджет независимо от того, налогоплательщиком или налоговым агентом являлось лицо, перечислявшее сумму этого налога.

Следовательно, при наличии у организации как налогоплательщика переплаты по НДС, зачислявшемуся в федеральный бюджет, начисление пеней за несвоевременное перечисление этого налога, подлежавшего перечислению им же в качестве налогового агента и зачислявшегося в тот же бюджет, по мнению суда, было неправомерным.

При этом суд не принял ссылку налогового органа на то, что исполнение обязанностей налогоплательщика по уплате налогов не могло приравниваться к исполнению обязанностей налогового агента по удержанию и перечислению налогов в бюджет. Суд разъяснил, что спор касался выяснения факта наличия (отсутствия) потерь в конкретном бюджете, вызванных несвоевременной уплатой конкретного налога одной и той же организацией.

С учетом вышеизложенного суд признал недействительным решение налогового органа в части начисления пеней за несвоевременное перечисление НДС, подлежавшего перечислению в бюджет организацией как налоговым агентом, и предложения их уплатить.

Таким образом, в некоторых случаях суды приходят к выводу, что при наличии переплаты НДС у организации как налогоплательщика в конкретный бюджет и наличии нарушения сроков перечисления этого же налога этой же организацией как налоговым агентом в один и тот же бюджет переплата может быть учтена при начислении пеней.

Однако контролирующие органы придерживаются противоположной точки зрения.

В письме УМНС России по г. Москве от 25.10.2002 № 24-11/50951 разъяснено, что не представляется возможным произвести зачет из переплаты по НДС, уплаченному организацией – налоговым агентом как налогоплательщиком, в уплату платежей налогоплательщика – иностранного лица, не состоящего на учете в налоговых органах Российской Федерации.

Аналогичной позиции придерживалось УМНС России по г. Москве в письме от 03.02.2003 № 24-11/6378 и в отношении пеней за неисполнение организацией обязанностей, предусмотренных п. 3 ст. 161 НК РФ, в случае имеющейся у той же организации переплаты по НДС, но как у налогоплательщика.

Арбитражная практика, складывающаяся по данному вопросу, не единообразна. Так, встречаются решения арбитражных судов как в пользу налогоплательщиков (см. постановления ФАС Северо-Западного округа от 22.02.2006 № А21-3290/2005-С1, ФАС Уральского округа от 21.12.2006 № Ф09-11250/06-С2, от 29.08.2006 № Ф09-7533/06-С2), так и в пользу налоговых органов (см. постановления ФАС Московского округа от 28.03.2005 № КА-А40/2009-05 и от 17.02.2004 № КА-А40/553-04).

В письме Минфина России от 03.11.2006 № 03-02-07/1-307 разъяснено, что из судебной практики следует, что при разрешении аналогичных споров учитываются своевременность и полнота перечисления налогоплательщиком или налоговым агентом сумм НДС в федеральный бюджет, не повлекшие потери государственной казны.

Основываясь на том, что НК РФ прямо не предоставил налоговому органу полномочия по принятию решения о проведении зачета сумм излишне перечисленного НДС организацией – налоговым агентом в счет недоимки, образовавшейся у этой организации-налогоплательщика, а также не предоставил ему полномочия по пересчету соответствующих пеней, Минфин России пришел к выводу о том, что налоговый орган правомерно принял решение в вышеуказанной ситуации о начислении пеней.

<< | >>
Источник: Лермонтов Ю.М.. Оптимизация налогообложения: рекомендации по исчислению и уплате налогов. 2008

Еще по теме 4.3. Оптимизация НДС налоговыми агентами:

  1. 3.3. Оптимизация налоговыми агентами исчисления, удержания и уплаты налога на доходы физических лиц
  2. Оптимизация НДС
  3. § 3. Правовой статус налоговых агентов
  4. Неисполнение обязанностей налогового агента.
  5. 17.1. Исполнение обязанностей налогового агента
  6. Статья 226. Особенности исчисления налога налоговыми агентами. Порядок и сроки уплаты налога налоговыми агентамиКомментарий к статье 226
  7. Порядок исчисления и уплаты налога налоговыми агентами
  8. Статья 199.1. Неисполнение обязанностей налогового агента
  9. 3.1.6. Прочие вопросы, относящиеся к НДС в составе лизинговых платежейОфициальная позиция налоговых органов
  10. Оптимизация налогового режима
  11. 1.8. Права и обязанности налогоплательщиков (плательщиков сборов) и налоговых агентов
  12. 3.1.1. Основные претензии, предъявляемые лизингополучателям налоговыми органами при проверке обоснованности применения вычетов по НДС
  13. НАЛОГОВАЯ ОПТИМИЗАЦИЯ
  14. Шестакова Е.В.. НАЛОГОВАЯ ОПТИМИЗАЦИЯ, 2012
  15. Использование взаимосвязей налогового и гражданского законодательства в целях оптимизации налогообложения
  16. 3.1.2. Отсутствие реальных затрат лизингополучателя, а также недобросовестность сторон договора лизинга как мотив отказа лизингополучателю налоговыми органами в вычете НДС в составе начисленных лизинговых платежей
  17. 3.1.4. НДС при осуществлении лизингополучателем улучшений лизингового имущества, а также при осуществлении его капитального ремонтаОфициальная позиция налоговых органов
  18. § б. Возмещение НДС
  19. § 2. Механизм уплаты НДС
  20. 2). Оценка без вычитаемого НДС