3.4. Роль государства в обеспечении конкурентоспособности

На рис. 26 представлена классификация макроэкономических факторов, в задействовании которых решающую роль играет государство. При проведении факторного анализа полезно использовать схему Исикавы[21], которая позволяет выявить и сгруппировать факторы, влияющие на изучаемую проблему.

На схеме она условно представлена в виде прямой горизонтальной стрелки, а факторы, воздействующие на нее, — наклонными стрелками. Они соответственно отражают непосредственно причины первопорядка и опосредственно — причины второго и последующих порядков, влияющие на проблему.

Развитие конкурентной среды в экономике России.

Решение проблемы определяется прежде всего фактором собственности, в частности:

1) эффективностью приватизации;

2) развитием малого предпринимательства;

3) антимонопольным регулированием экономики.


Рис. 26. Макроэкономические факторы конкурентоспособности товаров Наличие в России значительного числа нерентабельных организаций обусловливает все большую актуальность эффективности приватизации государственной собственности. Зарубежный опыт свидетельствует, что некоррумпированная приватизация создает благоприятные условия для повышения конкурентоспособности.

В настоящее время наше государство — далеко не монополист. Доля государственной собственности в России всего 10%, тогда как в США — 32%, в Китае — 66%. Хотя большая часть средств производства находится в частной собственности, ожидаемого скачка в обеспечении качества и конкурентоспособности товаров не произошло.

Осуществляемая в стране (по данным, приведенным в работе [56]) приватизация сделала настоящими хозяевами очень ограниченный круг людей (1,5—2%). В то же время в США средствами производства, а следовательно, и прибылью владеют 27% населения. Именно у этой части собственников наблюдается высокая мотивация к интенсивному труду, обеспечению устойчивой конкурентоспособности.

В ходе приватизации в нашей стране большинство предприятий не только не получило эффективного собственника, но и столкнулось с фактическим оттоком инвестиций: их средства направлялись на выкуп акций в пользу администрации. Поэтому при реализации последующих этапов приватизации важно не повторить прошлых ошибок.

Формирование конкурентной рыночной среды связано с проблемой становления и развития малого предпринимательства как особого сектора рыночной экономики. Слагаемые успеха малого бизнеса прежде всего обусловлены его долей в предпринимательской деятельности, быстротой реакции на изменения на рынке, широкой возможностью проявления личной инициативы с разумным риском. В США доходы малых предприятий составляют 40—60% общих доходов федерального бюджета. О роли малых предприятий очень точно и остроумно пишет известный маркетолог Л. А. Волкова [29]: «Такие гиганты торговой сети, как GAP и

Marks & Spencer, испытывают сильное давление со стороны мелких компаний, которые могут, например, обновлять коллекции не четыре раза в год, а каждые две недели. Одно малое предприятие, естественно, не способно справиться с транснациональными корпорациями, но скопление небольших фирм образует такое плотное облако, что они уже забирают у гигантов вполне весомые доли рынка. Временами эта ситуация напоминает гнуса в тайге или степи — мелкую мошкару, которая вьется тучами, нападая на теплокровных животных и человека, и при этом не только кусается, но и лезет в глаза, нос, рот. Несмотря на малые размеры, гнус может быть смертельно опасен. Так, в 1923 г. кубанская мошка уничтожила более 20 тыс. голов крупного рогатого скота».

Подобно этому и «рой» мелких компаний способен погубить не одного лидера. Именно такая ситуация складывается в настоящее время. Многочисленные блинные, рюмочные, закусочные, как сетевые, так и индивидуальные, стремительно (занимают места на рынке фастфуда, отнимая потребителей у McDonalds. Быстрое реагирование на запросы потребителей, более гибкая кастомизация товаров и услуг делают малый бизнес непобедимым. Отдельные «мошки» могут погибать, но «рой» остается. В настоящее время развитие малого предпринимательства происходит в мире как за счет разукрупнения и демонополизации действующих предприятий, так и за счет создания новых. Однако в нашей стране оно не получило пока такого широкого развития, как за рубежом. Если в 2000 г. на 147 млн человек населения России приходилось 700 тыс. действующих предприятий, то на Тайване было около 2 млн малых предприятий при 22 млн человек населения.

В отраслевой структуре занятости на малых предприятиях торговля и общественное питание являются самым массовым сектором: 65% из 12 млн человек, занятых в малом бизнесе, — это работники торговой отрасли. Важнейшей задачей в развитии малого бизнеса является вовлечение его в наукоемкие сферы. Малые предприятия на базе научно-исследовательских институтов способны быстро доводить инновации до внедрения и изготовления мелких серий и партий новых товаров. Но их доля мизерна — 3%. Поэтому стоит задача усовершенствовать структуру малого бизнеса путем повышения доли производственного бизнеса в течение 10—12 лет до 65%.

Исходя из изложенного выше, государство должно максимально содействовать развитию малого предпринимательства. Одним из основных инструментов формирования конкурентной среды является законодательство страны, в частности антимонопольное регулирование экономики. В России оно осуществляется с помощью федеральных законов от 17.08.1995 № 147- ФЗ «О естественных монополиях» и от 26.07.2006 № 135-Ф3 «О защите конкуренции». Эти законы предусматривают защиту потребителей как от неоправданно высоких цен, так и от дискриминации со стороны естественных монополий в топливно-энергетическом комплексе, на транспорте, в области связи и т.д.

Однако практика показывает, что в настоящее время отсутствует эффективный механизм реализации указанных законов. Одно из свидетельств данного факта — это более быстрые темпы роста цен в естественных монополиях по сравнению с другими отраслями экономики. Упрощенные схемы государственного регулирования деятельности естественных монополий, основанные на индексировании тарифов (цен), отсутствие тщательной проверки обоснованности издержек и инвестиций позволяют монополистам легко обходить ограничения, установленные федеральными органами исполнительной власти.

Вследствие резкого роста транспортной и энергетической составляющих в цене товаров отечественная продукция теряет конкурентоспособность. До 25% в цене любого ходового товара приходится на транспортную составляющую. Удорожание топлива на 10% прибавляет к цене хлеба или колбасы 2,5%. В печати со-бщалось, что продукция 40% заводов убыточна из- за вы-оких цен на энергоносители; в розничной цене булки на олю зерна приходится только 20%, а топлива — 60%.

Слабость антимонопольного законодательства у нас сочетается с низкоразвитой структурой и с ограниченным штатом антимонопольных служб. В США против монополистов «заряжена» целая армия юристов — 20 тыс. специалистов. В России Федеральная антимонопольная служба (ФАС России) не в состоянии серьезно воздействовать на нарушителей. Во-первых, ее состав на порядок меньше (около 2 тыс. человек), чем в Америке, во- вторых, направляемые ФАС России предписания и взимаемые копеечные штрафы ощутимо не влияют на монополистов. Большие надежды юристы этой службы связывают с введенным в действие в 2006 г. ФЗ «О защите конкуренции».

Техническое оснащение производства. Без обновления и модернизации оборудования предприятий нельзя рассчитывать на то, что отечественная продукция станет конкурентоспособной на современном, глобальном рынке. К сожалению, доля устаревшего оборудования в общем парке велика: в лесной, легкой промышленности — более 70%[22]; в сельском хозяйстве — 54%; в нефтеперерабатывающей отрасли — 83%. Есть отрасли промышленности, базирующиеся на чрезвычайно устаревшем оборудовании. Легко представить качество рабочих мест на предприятиях сахарной промышленности, если 20% оборудования было введено до революции, 20% — до войны, а остальное вступило в строй не одно десятилетие назад, самое «молодое» установлено в 1980—1985 гг.

Средний срок службы оборудования в российской промышленности составляет 19—20 лет. Доля оборудования со сроком службы до пяти лет на большинстве предприятий колеблется от 5 до 13%.

Такая ситуация не только отражается на качестве изделий, производимом на таком оборудовании, но и увеличивает затраты на его обслуживание и ремонт, а значит приводит к удорожанию выпускаемой продукции. Отсюда соответствующая производительность и производственный травматизм. В нашей стране он в пять — восемь раз выше, чем в экономически развитых странах Запада.

Вся нефтяная промышленность, собиравшая «сливки» благодаря высоким ценам на нефть, вкладывала в дальнейшее развитие только малую часть прибыли, а остальные доходы осваивались вдали от родины. Большинство заводов было построено в советское время. Они не рассчитаны на сегодняшние потребности в высокооктановом топливе. Отечественный бензин не в полной мере соответствует международным требованиям, поэтому основная масса продукции нефтяной промышленности перерабатывается в мазут и солярку. Справедливости ради, надо указать на то, что в стране есть предприятия и даже отрасли, оснащенные в основном новым и новейшим оборудованием. Так, 60% агрегатов пивоваренной отрасли эксплуатируются менее пяти лет. Такой же средний срок службы у половины установок в цехах, выпускающих безалкогольные напитки. Однако к числу ключевых эти производства, безусловно, не относятся. Эксплуатация устаревшего оборудования — это не только выпуск заведомо неконкурентоспособной продукции, но и низкое качество работы, плохие общие экономические показатели предприятий и промышленности в целом. Так, на единицу сопоставимого валового внутреннего продукта (ВВП) Россия затрачивает в 4 раза больше энергоресурсов, чем США, в 3,6 раза больше, чем Япония, в 2,5 раза больше, чем Германия.

Чрезмерно большая доля физически изношенного оборудования в российской промышленности — это в значительной степени результат объективных условий, сложившихся в нашей экономике. Машиностроительные предприятия приняли в 1990-е гг. основной удар экономического кризиса. Производство многих видов техники тогда резко сократилось, а на закупку такой техники по импорту у многих предприятий просто не было средств. Да и государство никак не стимулировало техническое переоснащение производства.

Но возможности косвенного воздействия — через законы, регулирующее действие экономической системы страны — у государства были и есть. Так, в США в начале 1980-х гг. была успешно проведена так называемая амортизационная реформа, когда был введен ряд льгот для фирм, ускоривших амортизационное списание машин и оборудования. Сроки такого списания уменьшились с 11—15 до 5—6 лет, и результате чего техническое обновление предприятий и цехов резко ускорилось. А к середине 1980-х гг. из состава станочного парка США было полностью выведено все оборудование старше 20 лет.

По мнению экспертов, работа по обновлению и модернизации настолько запущенна, что никаких государственных ассигнований не хватит, чтобы решить все проблемы. В обозримом будущем основная тяжесть работ по техническому перевооружению ляжет на сами предприятия. Государству необходимо ввести в действие ряд экономических рычагов и стимулов, которые побуждали бы предприятия энергичнее осуществлять программу модернизации оборудования. Речь идет о налоговых льготах, преимущественном праве на получение государственных заказов. Кадровое обеспечение. Ситуация на кадровом рынке является очень чутким индикатором состояния экономики страны. По ряду социальных показателей население России — ее уникальный ресурс. Уровень грамотности у нас самый высокий в мире. Уровень охвата средним образованием также очень высокий. Образование выше среднего имеют около 85% населения. Для сравнения: данный показатель в Германии — стране с самым высоким уровнем образования в ЕС — 78%. Но это, как говорится, одна сторона медали. Главной проблемой в кадровом обеспечении конкурентоспособности продукции промышленности является дефицит квалифицированных рабочих. Речь идет, прежде всего, о высококвалифицированных рабочих кадрах, имеющих седьмой-восьмой разряды. Выпускники немногочисленных профессиональных училищ имеют лишь третий разряд. По сведениям из печати на оборонных предприятиях 90% квалифицированных рабочих старше 50 лет. Наиболее «оголены» наукоемкие производства. Отставание страны и остроту проблемы отражают следующие данные: в промышленных развитых странах доля высококвалифицированных рабочих в промышленности в среднем более 40%; в Германии — 43%, в США — 56%; в России — 5%. Переподготовка рабочих в России раньше проводилась через каждые пять лет, сейчас — через 13 лет. На предприятиях Московской области занято только каждое третье рабочее место; 77% имеющихся вакансий на предприятиях — именно рабочие. Для сравнения, в 2000 г. в компании «БМВ» («BMW») на 3500 рабочих мест было подано 160 000 заявлений.

Очень остро стоит проблема квалифицированных рабочих кадров в автомобильной промышленности в связи с тем, что транснациональные компании стали строить заводы в России. Большинство иностранных фирм сгруппировалось в Санкт-Петербурге — городе, располагающем качественными кадровыми ресурсами. Но целый ряд фирм возводит заводы в тех регионах, где раньше не было предприятий автомобильной промышленности.

Основная причина сложившегося положения в том, что профессия рабочего не престижна. Из оканчивающих школу в ПТУ хотят поступить 5%, в техникумы — 10%. Как отмечалось на заседании Госсовета в марте 2006 г., посвященного перспективам развития образования: «Подготовка в лицеях или техникумах сегодня фактически стала промежуточным звеном перед поступлением в вуз, порой теряется смысл образования, а ведь его главное назначение — воспроизводство кадров среднего звена, столь востребованных нашей промышленностью, АПК, сферой услуг». Заводам и фабрикам, отмечали выступавшие на Госсовете предприниматели, требуются в первую очередь не «белые воротнички», а «синие», т.е. технические кадры. Работодатели не могут найти квалифицированных рабочих и техников, так как вокруг одни инженеры и менеджеры.

Для решения проблемы имеются два пути. Первый путь — это восстановление практически распавшейся в 1990-х гг. сети ПТУ. По этому пути пошли в Москве. Произведено объединение ПТУ и техникумов в единые учебные комплексы — профессиональные колледжи. По их окончании учащиеся могут получить не только третий, но и четвертый-пятый разряды. Но училищам и техникумам требуется помощь для расширения материальной базы обучения и организации производственной практики со стороны предпринимательских структур. Пока большинство учебных заведений опираются на собственные силы, и поэтому выживают с трудом. Здесь полезен опыт Германии. В этой стране если компания не хочет сама учить рабочих, то она платит в государственный бюджет специальный налог. Собранные таким образом средства идут на развитие профобразования. Второй путь выбирают крупные предприятия. Они не доверяют выпускникам бюджетных ПТУ дорогие импортные станки, не верят в их знания и умение и предпочитают проводить обучение прямо у станков. Как и в советское время, оно осуществляется опытными наставниками, которые делятся тонкостями профессии непосредственно на примере конкретной производственной технологии.

Для производства конкурентоспособной продукции у работников должны быть не только золотые руки, но и трезвые головы. По запросу «производственный алкоголизм» поисковая система «Google» выдала 168 тыс. ссылок.

В проблеме кадрового обеспечения имеется еще один аспект — статус инженера как носителя творчества и изобретательности на производстве. Если в России в начале XX в. профессия инженера была очень престижной, высокооплачиваемой и социально значимой, то сейчас, как отмечается в работе [105], наши инженеры просто «раздавлены», унижены как по статусу, так и по заработной плате, особенно по сравнению с другими категориями служащих. В результате многие инженеры и квалифицированные специалисты покидают производство и находят место себе и своему таланту за рубежом. В итоге наблюдается отрицательная для нашей страны тенденция: к нам едут гастарбайтеры, в большинстве своем малоквалифицированные работники, а от нас уезжают научные работники, высококвалифицированные и опытные специалисты. А в итоге на уровне концептуальной идеи и конструкторско-технологических решений качество наших изделий оказывается значительно ниже передовых зарубежных.

В работе [105] приведены недавние исследования очень известной консалтинговой фирмы «МакКинси» («McKin-sey»). В этих исследованиях выделены три фактора, влияющих на долговременный успех компании:

• бережливое производство (lean production);

• менеджмент талантов;

• справедливость вознаграждения.

Очевидно, что первый фактор в основном закладывается на этапах разработки концепции, конструкции и технологического процесса и, следовательно, в значительной степени зависит от изобретательности и талантливости разработчиков, т.е. определяется вторым указанным фактором. Что касается второго и третьего факторов, то тут большинство наших предприятий «хромает на обе ноги».

Проблема инженерно-технического обеспечения промышленности состоит не только в невысоком статусе инженера в России и нехватке опытных кадров, но и в качестве подготовки, в частности в способности воспринять передовые западные технологии и менеджмент. Дело в том, что отечественные инженерно-технические кадры не всегда отвечают особо жестким требованиям, которые предъявляют инофирмы, построившие у нас заводы. Вот как смотрит на дефицит технических специалистов президент группы группы «Henkel» в России К. Хартен: «Нам приходится очень долго искать и кропотливо обучать на своих предприятиях инженеров и техников. Из 10 кандидатов мы берем на работу только одного, и потом его еще приходится на несколько месяцев отправлять стажироваться в Германию. И только за два- три года нам удается воспитать полноценного специалиста для работы в нашей компании».

Научно-технический потенциал страны. Как отмечалось выше, фирмы США получают 30—50% прибыли за счет товаров-новинок. В них материализованы новые идеи, источником которых являются научные достижения, в частности открытия и изобретения. Согласно имеющимся в США оценкам на 1 долл., вложенный в НИОКР, приходится 9 долл. роста ВВП [44].

К концу XX в. расходы на исследования и разработки в России составляли немногим более 1% ВВП. Между тем развитые страны, лидирующие в сфере обновления технологий и торговле высокотехнологичной продукцией, тратят на НИОКР значительно больше — 2—2,5% ВВП. Результаты опросов показывают, что только 1/3 российских предприятий считает инновации необходимым условием повышения своей конкурентоспособности. В результате доля участия предпринимательского сектора в развитии научно- технического потенциала страны составляет около 16%, что намного меньше, чем в развитых странах, где частные компании обеспечивают 60—70% общенациональных затрат на НИОКР.

На дискуссии, прошедшей в 2008 г. в рамках Форума «Стратегия — 2020» отмечалось, что в России только 9,4% предприятий осуществляют технологические инновации. Для сравнения: в Германии — 73%, в

Португалии — 39% и даже в Греции, где 2/3 экономики составляет туризм, — 27%.

В XX в. были сделаны 80—95% всех изобретений специалистами из бывшего СССР или нашими соотечественниками, выехавшими за рубеж. Причины успехов объясняются высоким интеллектуальным потенциалом: хорошо организованной системой стимулирования и поддержки изобретательства; качественно поставленным образованием и относительно большими расходами (что самое главное) на науку (в бывшем СССР они составляли 4% ВВП, т.е. были самыми высокими в мире).

Сегодня в России на уровне законодательных актов и действий Правительства РФ нет эффективной поддержки интеллектуально- инновационной, изобретательской деятельности, необходимой для подъема отечественной промышленности. В России общие расходы на науку резко сократились, что привело к снижению изобретательской активности в научно-исследовательских институтах и на предприятиях, отрицательно отразилось на инновационной деятельности последних. Немногие крупные российские предприятия имеют собственные научно-исследовательские центры, в то время как для большинства зарубежных фирм это считается нормой. Так, финский концерн «Тиккурила» — мировой лидер в области лакокрасочной промышленности — выделяет ежегодно 4% валовой прибыли на науку [89].

Одним из основных приоритетов государственной политики России должно стать сохранение и развитие научно-технического потенциала страны. Россия остается мировым лидером в разработке ряда фундаментальных проблем в области естественных наук, а также в прикладных разработках лазерной и криогенной техники, новых материалов, аэрокосмической техники, отдельных образцов военной техники и технологий, средств связи и телекоммуникаций, информатики, разработки программных продуктов для ЭВМ и др. [10]. Поэтому необходимо стимулировать развитие и экспорт высокотехнологичных производств, основанных на отечественных научно- технических разработках, которые способны обеспечить конкурентные преимущества российским компаниям на ближайшую и долгосрочную перспективы.

По оценке независимых экспертов, приведенной в работе [10], стоимость созданной отечественной интеллектуальной собственности, не востребованной российской промышленностью, превышает 400 млрд долл. Уровень развития информационных технологий. По оценкам американских экономистов, 2/3 роста производительности во второй половине 1990-х гг. США объясняются развитием информационных технологий. Вначале информационные технологии использовались для учета и ведения записей, т.е. с помощью компьютеров были автоматизированы рутинные и повторяющиеся конторские функции. Уже на первом этапе их применение дало огромный эффект на рабочих местах.

Так, раньше казино тратили 20% прибыли на процесс слежения за игроками, делающими высокие ставки. Теперь за рубежом многие из них оборудованы первоклассными компьютерными системами, позволяющими анализировать данные о посетителях и их платежеспособности.

Сегодня информационная технология — это нечто большее, чем просто компьютеры. Помимо них она включает оборудование распознавания данных, автоматизацию процессов жизненного цикла и другие аппаратные средства и услуги. Так, система автоматического проектирования продукции позволила японским автомобильным фирмам в два — восемь раз сократить время конструирования новых моделей. В легкой промышленности России информационные технологии планируется применить при разработке обуви. Наконец, развитие средств связи телекоммуникаций и ЭВМ позволяет оперативно получать информацию о положении на внутреннем и внешнем рынках, анализировать ее и готовить варианты принятия тех или иных решений.

По уровню развития телекоммуникационных систем — важнейшего фактора успешного ведения современного бизнеса — Россия отстает от стран Запада, по оценкам специалистов, на 15—20 лет [88]. В частности, по удельному весу в мировом компьютерном парке наша страна находится в середине второго десятка (по данным рейтинга), а по количеству компьютеров на душу населения — в середине четвертого десятка.

Отставание по уровню развития информационных технологий, безусловно, ограничивает возможности ускоренного повышения конкурентоспособности отечественных товаров и услуг.

Состояние финансовой системы. Состояние финансовой системы определяется прежде всего курсом и стабильностью национальной валюты. Курс рубля (доллара, евро) определяет жесткость конкурентной борьбы. Высокий курс рубля (низкий курс доллара, евро) повышает жесткость конкурентной борьбы на внутреннем рынке России, так как увеличивает конкурентоспособность импортных товаров.

Укрепление евро ведет к подорожанию европейских товаров на российском рынке, которые по данным за 2008 г.

составляли 50% всего импорта. В результате спрос на эти товары и соответственно физические объемы российского импорта снижаются. Укрепление евро на 1% (при фиксированном реальном обменном курсе по отношению к доллару США) сокращает объем импорта также на 1%. Уменьшение объемов импорта выгодно российским производителям, поскольку дает им шанс на импортозамещение.

Снижение курса рубля уменьшает конкурентоспособность импортной продукции из-за ее подорожания. Девальвация национальной валюты в августе 1998 г. предоставила отечественной промышленности уникальную возможность повысить свою конкурентоспособность на внутреннем рынке. Это коснулось прежде всего производителей продуктов питания. Их

продукция по ценовым и потребительским параметрам оказалась намного более конкурентоспособной по сравнению с зарубежными аналогами. Существенный прирост продукции произошел также в легкой и текстильной промышленности. Кризис благотворно повлиял и на развитие производства строительной и лакокрасочной продукции.

Некоторые страны сознательно поддерживают низкий курс собственной валюты, например Китай. Юань он держит на одном уровне уже длительное время. Заведомо низкий курс помогает Китаю не пускать на свой рынок импортные товары И заполнять своей продукцией западные рынки. Приведенные ниже примеры показывают, как продуманная тарифная политика содействует конкурентоспособности отечественной мебельной промышленности.

В конце 2004 г. впервые были введены пошлины на импорт .мебели, учитывающие ее ценовую и товарную категорию. В частности, увеличились пошлины на ввоз недорогой продукции, которая составляла до 80% мебельного импорта в России, что незамедлительно вызвало его отток из страны. В результате в 2005 г. произошло сокращение импорта мебели из Белоруссии, составляющего '/3 в структуре российского импорта. Параллельно с повышением пошлин на готовую мебель были снижены с 20 до 10% тарифы на ввоз комплектующих (фасадные стекла, кромки, фурнитура). В итоге отечественные производители смогли в больших объемах использовать импортную фурнитуру (в нашей стране в небольшом количестве производятся только кованые элементы и зеркала), а значит приблизиться к конкурентоспособности европейской мебели. Ряд предприятий перешел на фурнитуру, которую раньше могли позволить только производители дорогой мебели: закаленное стекло, роликовые направляющие выдвижных ящиков и пр.

В качестве положительного факта в таможенной политике следует указать на принятие решения об освобождении от пошлин и снижении их на технику и сырье, которые не производятся (не добываются) в России. В частности, из сырья следует упомянуть хлопок, австралийскую и новозеландскую шерсть. Система таможенного регулирования и квотирования. Таможенные пошлины и квоты являются главным барьером для зарубежных компаний и как меры направлены на защиту отечественного товаропроизводителя. Если таможенное регулирование является по своему характеру экономической мерой, то квотирование — административной.

Совершенство системы таможенного регулирования определяется уровнем таможенных пошлин. В свою очередь от него зависят степень защиты отечественного производителя, «наполняемость» бюджета, розничные цены готовых импортных товаров и отечественной продукции, изготавливаемой с применением импортного сырья и комплектующих.

Составной частью внешнеэкономической стратегии страны является применение специальных защитных мер — мер по ограничению возросшего

импорта товара на территорию страны посредством введения импортной квоты и специальной пошлины.

При наплыве дешевых импортных товаров, которые захватывают значительную долю на определенном товарном рынке в ряде стран, подключаются системы защиты местных производителей. Так, в Великобритании сахар в четыре раза дороже бразильского, поэтому для него рынок здесь закрыт. Граждане Великобритании покупают сахар по сравнительно высокой цене. В этой торговой акции заложен социальный смысл: под сахарной свеклой в стране находятся огромные территории, в том числе и земли королевы, на них живет и работает существенная часть населения. Это является одним из примеров поддержки государства своего товаропроизводителя.

Правительство России слабо защищает отечественного товаропроизводителя, только в 2003 г. было введено ограничение на четыре вида мяса. Для сравнения: в ЕС введено более 80 видов ограничений, в США — 24. Положительно оценивая предпринятые меры защиты российского сельского хозяйства, следует указать, что квотирование поставок импортного мяса, на которое все-таки решилось наше правительство, не обеспечивает 100%-ной защиты рынка по следующим причинам: ограничения касаются только замороженного мяса (Европа может перейти на поставки охлажденного продукта); предпринятые меры не распространяются на страны СНГ, всегда готовые к реэкспорту; ограничения касаются сырья, но не конечного продукта.

Геополитическое состояние России и развитие сферы инфраструктуры.

Наша страна имеет прекрасное геополитическое расположение, особенно это касается выхода к морям. Известно, что государства, не имеющие выхода к морю, вынуждены увеличивать цену товара на 18%.

Геополитическое положение страны как бы специально было рассчитано на то, чтобы отдать ей главную роль в обеспечении транспортной связи между странами Евразийского континента. Но если еще в конце 1980-х гг. бывший Советский Союз при всей своей изолированности от мировой экономики зарабатывал на транспортных перевозках до 6 млрд долл. в год, то сегодня эти доходы едва достигают 1 млрд долл.

Причины этого следует рассматривать не только в экономической, но и политической плоскости. Первая из них связана с субъективным фактором — опасением грузополучателей за сохранность товаров, следующих в Россию. Вернуть утраченные позиции в транспортных потоках сегодня можно не декларациями, а лишь твердо убедив (дав гарантии) международных перевозчиков в том, что, пересекая границу России, их груз «не растворится в черной дыре» и дойдет по назначению.

Инофирмы не устраивают еще два обстоятельства: 1) небрежность в соблюдении сроков поставок (за рубежом четко работает принцип «just in time»); 2) неодинаковые тарифы по отношению к разным фирмам.

Вторая причина заключается в «блокирующих» (чрезвычайно высоких) тарифах стран, через которые транзитом проходят российские грузы: железнодорожный транзит через Польшу и Германию; морской транзит от Японии до восточного побережья России (контролируется японскими и южнокорейскими компаниями); трудности в перевозке грузов через Балтийское море из-за плачевного состояния торгового флота в этом регионе и навязанных дорогих услуг конкурентов на Балтике (Финляндии, Швеции, Латвии, Эстонии, Литвы).

В транспортной системе России единственным звеном, которое близко к мировым стандартам, является трубопроводный транспорт. Другие транспортные коммуникации, прежде всего железнодорожные и автомобильные дороги, имеют недостаточную протяженность, плотность и пропускную способность.

Одним из важнейших показателей развития страны является ее насыщенность асфальтированными дорогами. Чтобы реализовать главное богатство страны — ее географическое положение, необходимо построить современные дороги, идущие через всю страну. В этом случае государство сможет зарабатывать огромные деньги на транзите грузов, которые идут сейчас морем из западных стран на восток и наоборот.

В России насыщенность асфальтированными дорогами ниже, чем в Европе, в четыре раза. Укажем на данные по отдельным странам: количество километров дорог с твердым покрытием на 1 тыс. человек в России — 3,6; в Финляндии - 13,9; во Франции - 16,6; США - 23,6.

Доля расходов на развитие автомобильных дорог в России ниже, чем в Белоруссии. Казалось бы, российскому государству следует увеличить расходы по этой статье. Однако происходит обратное: если в 2000 г. на дорожное хозяйство приходилось 3% ВВП, то в 2005 г. — только 1%. Значительная часть действующих транспортных средств (подвижной состав, автопарк, морские и речные суда, самолеты) выработала свой ресурс. По этим причинам производительность труда на транспорте невысока, доставка грузов (по сравнению с мировым уровнем) производится с невысокой скоростью и большими издержками.

Издержки производства промышленной продукции и производительность труда. Проблема снижения издержек для нашей страны — это проблема выживания. Высокая конкурентоспособность отдельных видов российской продукции — это в первую очередь конкурентоспособность продукции по издержкам [51]. Например, конкурентоспособность продукции азотной и металлургической промышленности вызвана низкими тарифами на газ и энергоносители. Но в перспективе этот резерв конкурентоспособности иссякнет. Конкурентоспособность другой группы продукции связана с относительно дешевыми трудовыми ресурсами. По трудовым издержкам мы проигрываем значительной части Юго-Восточной Азии, Индии и Китаю.

Относительно более суровый климат нашей станы автоматически повышает затраты на зарплату, строительство жилья, промышленных предприятий, добычу ископаемых (см. подробнее в работе [93]).

Целый ряд отечественных фирм хорошо осознал, что они могут в перспективе выжить и победить фирмы Китая (и им подобные) только за счет технологического лидерства и инноваций.

В качестве примера можно привести фирму «Гамма», которая выпускает товары для творчества: фломастеры, пластилин, чернила и пр. На фирме понимают, что производство, основанное на ручном труде, неконкурентоспособно. Ручная сборка, допустим, фломастера намного дороже, чем в Азии. В связи с этим в Гамме конкурентная стратегия предусматривает переход с ручного на автоматизированное производство. Только штампуя фломастеры миллионными партиями, эта фирма победит производителей из Китая.

Отечественное производство очень энергоемко. В ведущих промышленных державах после мирового энергетического кризиса 1973 г. наметилась устойчивая тенденция к сокращению энергоемкости создаваемой единицы ВВП. В России прослеживается противоположная тенденция [10]. И как результат, например, в США в автомобильной промышленности доля энергоносителей в себестоимости продукции составляла 1—2%, то в России она достигала 12-18%.

Существенно возрастают цены на товары из-за повышения другими естественными монополиями (транспортными организациями) тарифов на перевозку грузов. По данным Минтранса России, около 70% грузооборота приходится на железную дорогу. Почти половина продаваемых в стране товаров имеет в себестоимости «железнодорожную» составляющую, которая доходит до 30% их цены. Они дорожают вместе с повышением железнодорожных тарифов. Основные материалы, перевозимые по железной дороге, — каменный уголь, нефть, руда, черные металлы, лес. В связи с повышением тарифов на грузовые перевозки сырья поднимают цены и производители готовой продукции.

Аналогичную «цепную реакцию» инициирует повышение стоимости нефти и бензина.

Велика доля в себестоимости других материальных ресурсов, в частности металлов. Один из показателей материалоемкости продукции — массоемкость изделия, которую определяют по отношению массы изделия к розничной цене. В работе [59] показана массоемкость на примере (расчеты выполнены до 17.08.1998) производства отечественных и зарубежных электропылесосов. Анализ показал, что уровень массоемкости отечественных электропылесосов в 2,3 раза выше, чем импортных. Это означает, что для производства отечественных пылесосов на стадии разработки было заложено материальных ресурсов на 1 руб. цены потребления в 2,3 раза больше, чем в импортные электропылесосы-конкуренты.

Следовательно, при такой дороговизне материальных факторов производства сложно рассчитывать на использование ценовой конкурентоспособности отечественной промышленности на внешнем рынке.

В работе [105] приводятся данные акад. Д. С. Львова о том, что Россия снизила производство высокотехнологичной продукции (high tech) с 7,2% общемирового производства в 1992 г. до 0,75% в 2002 г. Для сопоставления следует отметить, что США производят более 25% мировой продукции высоких технологий. В 2005 г. Россия оказалась на 22 месте в списке стран, запатентовавших наибольшее количество изобретений.43 Этот факт не означает, что изобретателей стало меньше. Причин этого несколько. Патентование требует от изобретателя больших затрат денежных средств и времени. По мнению большинства финансистов, экономика России еще недостаточна сильна, чтобы «переварить» изобретения, которые рождаются в нашей стране в последнее время.

Огромное количество отечественных изобретений скупается зарубежными компаниями. Внедрение в практику оригинальных разработок происходит в основном за рубежом, где наши ученые за свои изобретения получают вознаграждения, не сравнимые с отечественными. В результате Россия несет многомиллиардные убытки. По самым скромным, приблизительным подсчетам от утечки запатентованной интеллектуальной собственности наша страна теряет по 3 млрд долл. ежегодно.

Между тем в России существуют области промышленности, где изобретатели получают весомую поддержку, а их разработки оперативно внедряются в производство. К таковым относятся нефтедобывающая, газовая промышленность и все отрасли, обслуживающие их.

Производительность труда — один из основных факторов конкурентоспособности товара. Как и издержки, она определяет цену товара и прибыльность производства.

По уровню производительности труда Россия в конце 1990-х гг. уступала не только всем промышленно развитым государствам, но и новым индустриальным странам — Южной Корее, Гонконгу, ЮАР, Мексике, Тайваню, Сингапуру, Аргентине, а также развивающимся государствам — Турции, Малайзии, Египту и др. [10].

В огромной степени производительность труда определяется состоянием оборудования. Так, крупнейший российский производитель рулонных кровельных материалов компания «Технониколь» за три года обновила весь парк оборудования. Для сравнения: на европейских предприятиях данного профиля срок службы составляет 15—20 лет. Отсюда в компании очень высокая производительность, превышающая в 8—10 раз среднее значение в целом по России.

Инвестиционный климат. Чрезвычайный физический и моральный износ отечественного оборудования (например, в легкой промышленности свыше 60%) требует иностранных инвестиций.

Мизерный объем иностранных вложений в 1990-х гг. и в начале 2000 гг. свидетельствовал о явно неблагоприятном инвестиционном климате в России. Но 2006 г. стал переломным: в истории российской экономики наконец-то остановился отток капитала из страны — пришло существенно больше денег, чем было вывезено. Большая часть поступивших средств — это прямые (идущие в производство) инвестиции. Иностранные инвестиции — это не только «живые» деньги, но и современные технологии. В дореволюционной России иностранный капитал занимал достаточно прочные позиции [10]. Значительный приток зарубежных инвестиций отмечался еще в конце XIX в. Царское правительство всемерно поощряло приток иностранных капиталов в страну. Зарубежные компании, имевшие ограничения на ввоз товаров в Россию, пользовались достаточно большой свободой по размещению инвестиций внутри страны.

На долю России в накопленных во всех странах мира к концу 1998 г. прямых иностранных вложениях приходилась ничтожно малая величина, что свидетельствует о явно неблагоприятном инвестиционном климате. По данным Российского союза промышленников и предпринимателей, за последние пять лет наша страна получила в виде иностранных инвестиций по 40 долл. на человека, а Китай — по 135 долл. на каждого из 1,5 млрд жителей.

Разразившийся финансовый кризис в августе 1998 г. оказал негативное влияние на динамику притока иностранного капитала в Россию. Достигнутая в последние годы политическая и экономическая стабильность несколько улучшила инвестиционный климат в стране. Тем не менее объем инвестиций в России чрезвычайно низок. Как и в ситуации с международными перевозчиками, зарубежному инвестору требуются прочные гарантии надежности вложений, а также необходимые налоговые льготы, развитая инфраструктура и др.

Каждый третий доллар, вкладываемый зарубежными партнерами, инвестируется сейчас в пищевую промышленность. Именно в этой отрасли средства окупаются быстрее. Иностранные компании «Нестле» (Швейцария), «Юнили-вер» (Великобритания), «Данон» (Франция) и др., как правило, покупают заводы целиком. В результате иностранный инвестор обеспечивает для себя финансовую стабильность и современный менеджмент (после глубокой реорганизации приобретенного предприятия).

Движение иностранного капитала в Россию стимулируется высокими прибылями (вдвое больше, чем на Западе) из-за низких издержек (в основном за счет относительно низкой зарплаты рабочих) и достаточно емкого рынка. Инвестиционный голод обусловлен в определенной степени отсутствием необходимых финансовых ресурсов отечественных банков.

Совокупный капитал всех российских банков меньше капитала любого из 100 крупнейших банков мира [88]. Поэтому российские банки не могут удовлетворить спрос хозяйствующих субъектов на кредитные ресурсы. Другой причиной, тормозящей приток инвестиций в промышленность, в частности в легкую промышленность, является наличие на рынке огромной доли контрабандного товара (в 2004 г. она составила 70% оборота розничной торговли). Как выразился один из ответственных работников бывшего Мин- промэнерго России: «Ни один нормальный инвестор не вложит деньги в проект, если видит, что 60% рынка — это неизвестный товар, с которым непонятно как конкурировать».

Заслуживает внимание следующая точка зрения: лучше стимулировать частные инвестиции, чем отбирать деньги в форме налогов и пытаться инвестировать бюджет; опыт показал, что государственные инвестиции в России гораздо менее эффективны, чем частные.

Недостаток внешних инвестиций в экономику России может быть компенсирован внутренними инвестициями. Речь идет о задействовании накоплений населения. Но государство до сих пор не создало механизма использования денежных вкладов населения.

Анализ экономики 86 развивающихся стран [26] в 1990-е гт. показал, что вступление в ВТО содействует повышению уровня прямых иностранных инвестиций.

Вступление и деятельность России в ВТО. Одним из главных вопросов современной экономической политики страны является ее вступление во Всемирную торговую организацию. В. В. Путин, выступая на выездной сессии Всемирного экономического форума в Москве (октябрь 2001 г.), заявил: «Мы твердо приняли решение двигаться в направлении вступления в ВТО, и это решение будет реализовано».

После присоединения к ВТО Китая Россия осталась теперь единственной крупной страной, находящейся пока за рамками этой организации. В ее состав входят уже 150 государств. На долю членов ВТО приходится теперь более 95% мировой торговли.

Хотя вопрос о необходимости вступления в ВТО принципиально решен, среди специалистов и в печати идет дискуссия вокруг аргументов «за» и «против». Поэтому, характеризуя этот фактор, нельзя не рассмотреть положительные и отрицательные стороны факта вступления в ВТО. Укажем на политические аспекты [26].

1. От вступления в ВТО выиграет рядовой покупатель, так как прозрачность границ усилит конкурентную борьбу и тем самым собьет цены товаров и услуг. Будет покончено с монополизмом банков, страховых компаний, транспортных организаций, которые диктуют сегодня свои условия клиентам.

2. Вступление страны в ВТО откроет ее организациям доступ к более дешевым комплектующим и сырью.

3. При вступлении страны в ВТО у российских экспортеров появится возможность защиты на внешних рынках. Количество антидемпинговых исков против российских предприятий уже достигает 120. В этом смысле наша страна считается наиболее дискриминированным государством. В результате российская экономика ежегодно теряет (по разным источникам) от 2 млрд до 4 млрд долл. Вступив в ВТО, Россия сможет доказать неправомерность ограничительных мер, применяемых к нашим товарам, если антидемпинговая политика, проводимая в других странах, нас не устроит. И в международных арбитражных судах, где подобные меры оспариваются, отношение к нам, как к члену ВТО, будет более лояльным.

4. Правила ВТО содержат ряд положений, которым просто выгодно следовать. Это касается, например, положений о защите иностранных инвесторов и авторских прав в России. Слабая защита интеллектуальной собственности сдерживает развитие рынка программного обеспечения и новых

технологий.

5. Встраивание России в глобальную экономику содействует развитию международных отношений. Торговля и взаимные инвестиции делают торгующие страны экономически зависимыми друг от друга и тем самым ограничивают агрессивность внешней политики. Иностранцев будут воспринимать не как абстрактных врагов, а как конкретных партнеров по бизнесу.

Но вступление в ВТО потребует от государства принятия ряда законов, защищающих права инвесторов и авторские права, а также приводящих техническое законодательство и стандарты в соответствие с международными. Это даст иностранным инвесторам гарантии против дискриминации со стороны властей и тем самым резко улучшит инвестиционную привлекательность страны.

В целом экономика России выиграет от вступления в ВТО, но отдельные отрасли могут проиграть. По прогнозу специалистов [26], в первый год членства в ВТО после увеличения поступления в страну импорта будет наблюдаться падение выпуска продукции в пищевой промышленности и большинстве отраслей машиностроения, прежде всего в производстве транспортных средств, электрооборудования и металлоконструкций. Поэтому правительству предстоит в процессе переговоров выбрать приоритетные отрасли и оговорить отсрочку открытия отдельных рынков в период вступления. Отказ от присоединения к ВТО не снимет необходимости решать проблему структуризации и конкурентоспособности в упомянутых отраслях промышленности. В Правительстве РФ сознают необходимость принятия специальной программы действий по вступлению в ВТО каждой отрасли. Но, к сожалению, до сих пор такая программа не принята. Приведенный анализ проблемы членства России в ВТО отражает официальную точку зрения. Ее можно квалифицировать как оптимистический подход. Но существует и противоположное мнение, которое подробно аргументировано в работе [93]. Оно заключается в том, что открытие границ приведет к гибели целых отраслей народного хозяйства, так как из-за высокой издержкоемкости отечественная продукция не выдержит конкуренции. На близких к этому мнению позициях стоят руководители предприятий автомобильной, легкой и ряда других отраслей промышленности, которые не верят в эффективность правительственных программ поддержки.

Анализ характеристик даже благополучных предприятий- товаропроизводителей, участвовавших в конкурсе Программы «100 лучших товаров России» (о конкурсах см. в гл. 8), дал ясное представление об угрозе и рисках, сопровождающих вступление в ВТО. В среднем только половина крупных предприятий сформулировала свою политику в области качества, т.е. готова к конкурентной борьбе на рынках сбыта [95]. Основной вывод исследования таков: при вступлении России в ВТО конкурентоспособными могут оказаться в среднем 30% видов продовольственных и промышленных товаров для населения.

Отсутствие программы адаптации народнохозяйственного комплекса и населения России к вступлению в ВТО может привести, по мнению специалистов, к последствиям, равным эффекту от реализации закона по монетизации льгот.

Исследования [149], основанные на анализе интервью с топ-менеджерами российских и иностранных компаний и экспертами из разных отраслей народного хозяйства, позволили сделать вывод, резко отличающийся от официальной позиции: интеграция России в мировую экономику и полномасштабное членство в ВТО возможно не через два-три года, а минимум через десять лет. В течение указанного периода [ страна должна создать емкий внутренний рынок и костяк конкурентоспособных отраслей. Только после этого экономика может стать полностью открытой, и тогда сильный бизнес получит дополнительные выигрыши, а не использовавшие свой шанс отрасли погибнут.

<< | >>
Источник: Лифиц И. М.. Конкурентоспособность товаров и услуг. 2-е изд., перераб. и доп. - М.: — 464 с.. 2009

Еще по теме 3.4. Роль государства в обеспечении конкурентоспособности:

  1. 10.3. Менеджмент как система обеспечения конкурентоспособности
  2. Проблема и возможности обеспечения конкурентоспособности
  3. Глава 12. ОБЕСПЕЧЕНИЕ КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТИ ПРОИЗВОДСТВА 12.1.
  4. Конкурентоспособность государств на микроуровне
  5. ЛЕКЦИЯ № 4. Конкурентоспособность государств на мировом рынке
  6. 23.1. Финансы общества, сущность и роль в обеспечении экономического роста
  7. Роль бюджета в обеспечении монопольной прибыли
  8. Роль бюджета в обеспечении монопольной прибыли
  9. РОЛЬ ГОСУДАРСТВА
  10. РОЛЬ АУДИТОРСКИХ ПРОВЕРОК В ОБЕСПЕЧЕНИИ ДОСТОВЕРНОСТИ БУХГАЛТЕРСКОЙ ОТЧЕТНОСТИ
  11. РОЛЬ государства
  12. 9.1. РОЛЬ ГОСУДАРСТВА В СИСТЕМЕ РЫНОЧНЫХ ОТНОШЕНИЙ
  13. 26.3. Роль государства в переходной экономике
  14. 4.4 Роль государства в экономике развитых стран
  15. § 3. Эволюция взглядов на роль государства в экономике
  16. 26.3. Роль государства в социально-экономических преобразованиях