4.6. Интерпретация форм социального доверия на основе сравнительных сопоставлений индекса коррупции и политической свободы граждан в разных странах

Соотношение форм социального доверия или доминирование одной из них как в рамках развитых рыночных демократий, так и других стран зависит от ряда факторов. Главными из них являются, в частности, стабильность экономики, характеризующаяся устойчивыми темпами экономического роста и высоким уровнем благосостояния граждан, а также уровнем развитости институтов, обеспечивающих их демократические права и свободы.
Существующая система «измерения», оценки развитости демократических институтов, осуществляемая в рамках международных сопоставимых исследований, позволяет косвенно судить об уровнях социального доверия граждан в разных странах, соотнося эти оценки с таким объективным показателем развитости их экономик, как ВВП на душу населения.
Естественно, что уровень и развитость демократических институтов не могут прямо коррелироваться в зависимости от повышения или понижения уровня жизни в тех или иных странах. Сложность этой зависимости демонстрируют, в частности, исследования, проводимые в Мэрилендском университете США, в котором создана ежегодно обновляемая база данных о режимах и характеристиках систем власти в большинстве независимых стран мира. В табл. 4.6 приведены значения индекса «восприятия коррумпиро-ванности страны», публикуемого в обзорах Транспаренси Интер- нейшнл, индексы свободы Фридом Хауса и сравнительные данные реального душевого дохода по ППС в долларах США.
Таблица 4.6. Группировка стран по уровню благосостояния, индекса
коррупции и политической свободы граждан и гипотетическому значению уровня «Тв», «ТУ» и «ТН» Ранг по СРІ Страна Значение «те» Значе-ние «т\/» Значение «ТН» Реальный душевой
ДОХОД
(ППС, долл. США) Значение индекса воспри-ятия кор-рупции (СР1) (2002 г.) Рейтинг свободы Некоторые развитые страны Европы, Америки и других регионов Финляндия «ТЄ-ь» «1Л/+» «ТН-» 23 096 9,7 Свободная Дания «Тй-ь» «1Л/-І-» «ТН-» 25 869 9,5 Свободная Новая Зеландия «ТС+» «ТУ+» «ТН-» 19 104 9,5 Свободная США «тс+» «ТУ+» «ТН-» 31 872 7,7 Свободная Страны Центральной Европы Словения «ТЄ-ь» «ТЛ/+» «ТН-» 15 977 6,0 Свободная Венгрия «ТС+» «ТУ+» «ТН-» 11 430 4,9 Свободная Польша «Тв-ь» «ТУ+» «ТН-» 8450 4,0 Свободная Ранг по СРІ Страна Значение «TG» Значе-ние «TV» Значение «TH» Реальный душевой
ДОХОД
(ППС, долл. США) Значение индекса воспри-ятия кор-рупции (СР1) (2002 г.) Рейтинг свободы Болгария «TG+» «TV+» «TH-» 5071 4,0 Свободная Хорватия «TG+» «TV+» «TH-» 7387 3,8 Свободная Чехия «TG+» «TV+» «TH-» 13 018 3,7 Свободная Словакия «TG+» «TV+» «TH-» 10 591 3,7 Свободная Румыния «TG-» «TV-» «TH+» 6041 2,6 Свободная Албания «TG-» «TV-» «TH+» 3189 2,5 Частично свободная Страны СНГ Узбекистан «TG-» «TV-» «TH+» 2251 2,9 Не сво-бодная Россия «TG-» «TV-» «TH+» 7743 2,7 Частично свободная Украина «TG-» «TV-» «TH+» 3458 2,4 Частично свободная Грузия «TG-» «TV-» «TH+» 2431 2,4 Частично свободная Казахстан «TG-» «TV-» «TH+» 4951 2,3 Частично свободная Молдова «TG-» «TV-» «TH+» 2037 2,1 Частично свободная Азербайд-жан «TG-» «TV-» «TH+» 2850 2,0 Частично свободная Страны Балтии Эстония «TG+» «TV+» «TH+» 8355 5,6 Свободная Литва «TG+» «TV+» «TH+» 6656 4,8 Свободная Латвия «TG+» «TV+» «TH+» 6264 3,7 Свободная Страны Латинской Америки Тринидад и Тобаго «TG+» «TV+» «TH-» 8176 4,9 Частично свободная Ранг по СРІ Страна Значение «те» Значе-ние «ТУ» Значение «ТН» Реальный душевой Доход (ППС, долл. США) Значение индекса воспри-ятия кор-рупции (СР1) (2002 г.) Рейтинг свободы Бразилия «Тв-н» «ТУ+» «ТН-» 7037 4,0 Частично свободная Перу «ТС+» «ТУ+» «ТН-» 4622 4,0 Свободная Ямайка «Тв-ь» «ТУ+» «ТН—» 3561 4,0 Свободная Венесуэла «те—» «ТУ-» «тн+» 5495 2,5 Частично свободная Гватемала «те—» «ТУ-» «тн+» 3674 2,5 Частично свободная Никарагуа «те— «ТУ+» «тн+» 2279 2,5 Частично свободная Страны Африки Южная Африка «ТС+» «ТУ-!-» «ТН-» 8908 4,8 Свободная Тунис «тс+» «ТУ+» «ТН-» 5957 4,8 Не сво-бодная Марокко •ТС — «ТУ+» «ТН-» 3419 3,7 Частично свободная Зимбабве «те-» «ТУ-» «ТН+» 2876 2,7 Не сво-бодная Кот д'Иву- ар «Тй-» «ТУ-» «ТН+» 1654 2,7 Частично свободная Танзания «те-» «ТУ-» «ТН+» 501 2,7 Частично свободная Замбия «те-» «ТУ-» «ТН+» 765 2,6 Частично свободная Уганда «те-« «ТУ-» «тн+» 1167 2,1 Частично свободная Страны Азиатского региона Шри-Лан- ка «ТУ+» «ТН-» 3279 3,7 Частично свободная Ранг по CPI Страна Значение «TG» Значе-ние «TV» Значение «ТИ» Реальный душевой доход (ППС, долл. США) Значение индекса воспри-ятия кор-рупции
(CPI) (2002 г.) Рейтинг свободы Индия «TG-» «TV-» «ТН+» 2248 2,7 Свободная Филиппины «TG—» «TV-» «ТН+» 3805 2,6 Не сво-бодная Пакистан «TG-» «TV-» «ТН+» 1834 2,6 Не сво-бодная Вьетнам «TG—» «TV-» «ТН+» 1860 2,4 Частично свободная Бангладеш «TG—»> «TV-» «ТН+» 1483 1,2 Частично свободная Примечание: Значение индекса восприятия коррупции (CPI) для каждой страны варьируется в диапазоне от 0 (высочайший уровень коррупции) до 10 (коррупции практически нет). Оно показывает, как воспринимают степень коррупции в стране эксперты- бизнесмены, ученые внутри страны и аналитики, которые оценивают степень риска в случае капиталовложений.
Специалистами Фридом Хауса с помощью специально сконструированных индексов, варьирующих в диапазоне от 7 до 1, оценивается состояние гражданских и политических свобод в данной стране. Страны, в которых средние индексы гражданских и политических свобод лежат в диапазоне 1—2, относятся к категории «свободных», 3—5 — «частично свободных», 6—7 — «не свободных» и т.п.
Исходя из этих критериев все страны, значения индекса восприятия коррупции в которых ниже «3», если условно отнесем к категории стран, обладающих отрицательным значением «TG—», «TV—» и положительным значением «ТН+». Примем следующее допущение: чем ниже индекс восприятия коррупции, тем ниже уровень «TV» — vertical trust— институционального или «вертикального» доверия, которое возникает в отношении третьей стороны в контракте, и, соответственно, «TG» — general trust — обобщенного доверия, и, наоборот, — тем выше уровень «ТН» — horizontal trust — горизонтального или межличностного доверия. Таким образом, все страны, получившие индекс восприятия коррупции выше «3», имеют положительное значение«ТУ+» и «ТС+» и отрицательное значение «ТН—» и наоборот.
Тем не менее можно с определенной долей приблизительности судить о степени и формах социального доверия, которые имеют место в разных странах, опираясь на данные, представленные ниже. Нами дополнительно введены значения уровня социального доверия, которые предположительно соответствуют определенным значениям рейтинга свободы и значению индекса восприятия коррупции.
Некоторые из приведенных выше данных, связанные с оценкой западных экспертов, весьма тенденциозны и страдают пристрастностью, предубежденностью, а зачастую несправедливым отношением к той или иной стране. Например, вызывает серьезное возражение причисление Латвии, Литвы и Эстонии к странам, достигнувшим высокого уровня демократических и гражданских свобод. Это связано прежде всего с дискриминацией русскоязычного населения, большинство из которого не обладает статусом граждан данных стран и находится вне рамок правового поля. Это, естественно, отражается на положении этих категорий «неграждан» в том числе в сфере занятости и бизнеса.
Тем не менее в определенном приближении данные, представленные выше, можно использовать при оценке форм и уровня доверия граждан этих стран по отношению друг к другу и тем официальным институтам, которые регулируют их поведение. Это является показателем дееспособности или недееспособности демократических институтов и механизмов гражданского общества.
Очевидно, что такой феномен общества, как коррупция и интенсивность ее проявления, являются косвенным показателем интенсивного действия сетевых (локальных) форм социального взаимодействия экономических агентов. Последние используют для реализации своих экономических интересов и целей коммунитар- ные порядки социальной коммуникации, находящиеся за пределом действия, например, официальных (формальных) институтов правопорядка, институтов защиты прав собственности и т.п.
В свою очередь коррупция является показателем отсутствия разделения властных структур различного уровня, регулирующих экономику, и бизнес-структур, приводящих экономику в действие. То есть чем теснее сращение бизнеса и власти, тем более закрытыми и конфиденциальными являются социальные связи между ними, что, в свою очередь, указывает на существование латентных сетевых структур, основанных на различных механизмах социальной близости. Эти сетевые структуры максимизируют свою частную выгоду в ущерб государственным и общественным интересам. Кроме того, уровень коррупции является показателем рассогласования декларируемых и реальных правил поведения, и чем он выше, тем выше поляризация общества.
На основании вышеприведенных данных можно гипотетически сделать еще одно заключение, которое указывает на сильную корреляцию между показателями уровня жизни граждан (ВВП на душу населения) выделенных стран, уровнем восприятия корруп-ции и уровнем демократических свобод граждан. Естественно, что эта корреляция носит весьма сложный характер и является результатом длительной эволюции, в рамках которой достаточно неравномерно созревают условия и предпосылки становления рыночного гражданского общества.
Причем нельзя механически сравнивать страны с разным уровнем ВВП на душу населения и делать на основании этого выводы об автоматическом росте уровня демократических свобод в зависимости от роста благосостояния населения. Например, для стран типа Саудовской Аравии характерны высокий уровень ВВП на душу населения и одновременно низкий уровень реализации демократических свобод. В то же время Индия, которая находится по уровню ВВП надушу населения гораздо ниже Саудовской Аравии, демонстрирует гораздо более высокий уровень демократичности государственного устройства.
Очевидно, что данная корреляция может быть корректна в одном случае и некорректна в другом. Естественно, что экономика каждой из вышеприведенных стран существенно зависит от характера цивилизационных особенностей развития и «близости» или «отдаленности» их параметров социально-культурного развития. Группировка этих стран по признаку географической близости по-зволяет более корректно интерпретировать корреляцию между уровнем благосостояния граждан (уровень ВВП на душу населения) и степенью гражданских и демократических свобод.
В рамках сравнительной статистики наблюдается и такая тенденция: чем выше уровень коррупции, тем сильнее работают механизмы традиционной (коммунальной) культуры в интеграции экономических агентов внутри хозяйственных систем. То есть уровень межличностного доверия возрастает, при этом уменьшается роль институциональных механизмов, обеспечивающих необходимый уровень гражданского доверия между экономическими агентами рынка.
Нам представляется, что эта тенденция является одной из причин невысокой (на данном этапе их развития) эффективности экономик так называемых переходных стран, которые, с одной стороны, «импортируют» рыночные и демократические институты западного мира, с другой — сохраняют традиционный или используют вновь образующийся в рамках экономических отношений сетевой сектор, замещающий недееспособные, но декларируемые де-юре формальные институты гражданского общества.
При анализе отдельных группировок стран с различным уровнем ВВП надушу населения, демократической свободы и уровнем коррупции выявляются следующие тенденции (см. табл.).
Первая группировка
Страны Центральной Европы Страна TG TV тн Реальный душевой доход (ППС, долл. США) Значение индекса восприятия коррупции
(CPI) (2002 г.) Рейтинг свободы Словения «TG» «TV+» «ТН-» 15 977 6,0 Свободная Венгрия «TG+» «TV+» «тн— 11 430 4,9 Свободная Польша «TG+» «TV+» «тн— 8450 4,0 Свободная Болгария «TG+» «TV+» «тн— 5071 4,0 Свободная Хорватия «TG+» «TV+» «тн— 7387 3,8 Свободная Чехия «TG+» «TV+» «тн— 13 018 3,7 Свободная Словакия «TG+» «TV+» «ТН—» 10 591 3,7 Свободная Румыния «TG-» «TV-» «TH+» 6041 2,6 Свободная
В группе стран, относящихся к категории центральноевропей- ских, особенно принятых в члены ЕЭС, усиливается действие ин-ститутов гражданского общества.
Тем не менее экспертные оценки, дающие большинству из указанных стран высокий уровень демократической свободы, можно назвать весьма условными, поскольку в большинстве из них одновременно отмечается доста-точно высокий уровень коррупции. Это позволяет сомневаться в корректности такой оценки, поскольку рейтинг свободы у абсолютного большинства представленных центральноевропейских стран приравнен к рейтингу свободы так называемых развитых стран. В то же время индекс коррупции у последних в среднем намного ниже. Очевидно, что высокий рейтинг демократических свобод, который никак не коррелируется с высоким индексом восприятия коррупции, является своеобразным авансом тем странам, которые в настоящее время являются членами ЕС.
Вторая группировка Страны СНГ Страна Тй ТУ тн Реальный душевой до-ход (ППС, долл. США) Значение индекса вос-приятия кор-рупции (СРІ) (2002 г.) Рейтинг свободы Беларусь «ТС+» «ТУ+» «ТН+» 6876 4,8 Не свободная Узбекистан «ТО—» «ТУ-» «ТН+» 2251 2,9 Не свободная Россия <ТС-» «ТА/-» «ТН+» 7743 2,7 Частично свободная Украина «Тй-» «ТУ-» «ТН+» 3458 2,4 Частично свободная Грузия «тс— «ТУ-» «ТН+» 2431 2,4 Частично свободная Казахстан «тс— «ТУ-» «ТН+» 4951 2,3 Частично свободная Молдова «тс-» «ТУ-» «ТН+» 2037 2,1 Частично свободная Азербайд-жан <ТС-» «ТУ-» «ТН+» 2850 2,0 Частично свободная
Вторая группировка стран постсоветского пространства де-монстрирует следующие тенденции распределения значений вы-деленных нами параметров. Во-первых, наблюдается определенная связь повышения уровня коррупции в зависимости от уменьшения величины ВВП на душу населения. Во-вторых, для всех представленных в данной группировке стран характерен (с точки зрения экспертов, принимавших участие в оценке ситуации) высокий уровень коррупции. Это, в свою очередь, является показателем высокого уровня неформальной экономики. Ведущую роль в ней играют не формальные институты (законы) и обеспечивающие их действие соответствующие институты и властные структуры, а так называемые локальные сетевые содружества, интегрирующие своих членов по принципу социальной близости. В-третьих, одним из регулирующих факторов, который обеспечивает дееспособность экономических систем этих стран и влияет на уменьшение уровня коррупции, является силовая роль государства. Данное обстоятельство в особой степени проявляется в Белоруссии, где уровень коррупции относительно других в данной группировке самый низкий.
Третья группировка
Страны Балтии Страна тс ТУ ТН Реальный душевой до-ход (ППС, долл. США) Значение индекса восприятия коррупции
(СР1) (2002 г.) Рейтинг свободы Эстония «ТС+» «ТУ+» «ТН+» 8355 5,6 Свободная Литва «Т0+» «ТУ+» «ТН+» 6656 4,8 Свободная Латвия «ТС+» «ТУ+» «ТН+» 6264 3,7 Свободная
В последнем десятилетии балтийские страны занимают особое место в обмене человеческими и трудовыми ресурсами с Российской Федерацией. Они проводят преимущественно изоляционистскую политику по отношению к России, что отражается и на особенностях миграционных потоков между ними (табл. 4.7).
Таблица 4.7. Характеристика миграционных потоков между странами Балтии и Россией за период с 1996 по 1999 г. Страна (X) сальдо «прибытия-выбы- тия» по отношению к России П/М в 1996 г. П/М в 1997 г. П/М в 1999 г. Всего беженцев на 1 января 2000 г., человек Литва -3,4 14,4 15,6 7,1 2389 Латвия -10,2 46,9 38,8 14,3 15 375 Эстония -6,6 52,5 60,7 37,8 10 750 Примечание: М — общее число случаев выезда в Российскую Федерацию; П — число случаев вынужденной миграции.
При отрицательном сальдо миграции между Россией и странами Балтии в целом наиболее дисфункциональные процессы оттока населения наблюдаются в Латвии и Эстонии. Основная причина — дискриминационные барьеры для русскоязычного населения, эко-номически активная часть которого поставлена в неравные граж-данские и профессиональные условия по отношению к коренному населению. В наибольшей степени это проявляется в Эстонии. Таким образом, национальные рынки труда в этих странах, во-пер- вых, институционально не равновесны, во-вторых, делятся на два неконкурентных этнических сектора, в-третьих, находятся в состоянии «выдавливания» рабочей силы из числа русскоязычного населения.
Экспертное сообщество, которое оценивало уровень демокра-тических свобод в странах Балтии, проигнорировало интересы и мнения той части населения, которое не относится к «титульным» нациям. Известно, что значительное число дискриминируемых ка-тегорий являются «негражданами» этих стран, т.е. лишены элемен-тарных гражданских прав. Это, естественно, непосредственно от-ражается на их положении в секторах занятости и бизнеса, внутри которых они подвергаются дискриминации.
Таким образом, в странах Балтии действуют процедуры двойного стандарта при оценке уровня гражданских свобод, что не позволяет относить эти страны к демократическим, поскольку сотни тысяч людей, прежде всего русскоязычных, проживающих на их территории, не обладают элементарными гражданскими правами и дискриминируются так называемым титульным этносом. В этой связи можно предположить, что в странах Балтии действует система дискриминации по этническому принципу, которая указывает на сильное действие в экономиках этих стран сетевых структур, базирующихся на национальной идентичности, которые, в свою очередь, являются препятствием для «вхождения в бизнес» для большинства русскоязычных граждан.
Четвертая группировка
Некоторые страны Латинской Америки Страна Тй ТУ тн Реальный душевой доход (ППС, долл. США) Значение индекса вос-приятия кор-рупции (СР1) (2002 г.) Рейтинг свободы Тринидад и Тобаго «тс+» «ТУ+» «тн-» 8176 4,9 Частично свободная Бразилия «тс+» «ТУ+» «ТН-» 7037 4,0 Частично свободная Перу «ТС+» «ТУ+» «тн-» 4622 4,0 Свободная Ямайка «тв-ь» «ТУ+» «ТН-» 3561 4,0 Свободная Венесуэла «те—» «т\/-» «ТН+» 5495 2,5 Частично свободная Гватемала «тс-» «ТУ-» «ТН+» 3674 2,5 Частично свободная Никарагуа «тс-» «ТУ-» «ТН+» 2279 2,5 Частично свободная Некоторые страны Африки Страна тс ТУ ТН Реальный душевой доход (ППС, долл. США) Значение индекса вос-приятия кор-рупции (СР1) (2002 г.) Рейтинг свободы Южная Африка «тс+» «ТУ+» «ТН-» 8908 4,8 Свободная Тунис «тс+» «ТУ+» «ТН-» 5957 4,8 Не свобод-ная Страна те ТУ тн Реальный душевой доход (ППС, долл. США) Значение индекса вос-приятия кор-рупции (СР1) (2002 г.) Рейтинг свободы Марокко «ТО+» «ТУ+» «ТН-» 3419 3,7 Частично свободная Зимбабве «Тй-» «ТУ-» «ТН+» 2876 2,7 Не свобод-ная Кот-д'Ивуар «ТО—» «ТУ-» «ТН+» 1654 2,7 Частично свободная Танзания «ТО—» «ТУ-» «ТН+» 501 2,7 Частично свободная Замбия «ТО-» «ТУ-» «ТН+» 765 2,6 Частично свободная Уганда «ТО-» «ТУ-» «ТН+» 1167 2,1 Частично свободная
Некоторые страны Азиатского региона Страна ТО ТУ ТН Реальный душевой доход (ППС, долл. США) Значение индекса вос-приятия кор-рупции (СР1) (2002 г.) Рейтинг свободы Шри-Ланка «ТО+» «ТУ+» «ТН-» 3279 3,7 Частично свободная Индия «ТО-» «ТУ-» «ТН+» 2248 2,7 Свободная Филиппины «ТО—» «ТУ-» «ТН+» 3805 2,6 Не свобод-ная Пакистан «ТО—» «ТУ—» «ТН+» 1834 2,6 Не свобод-ная Вьетнам «ТО-» «ТУ-» «ТН+» 1860 2,4 Частично свободная Бангладеш «тє-» «ТУ-» «ТН+» 1483 1,2 Частично свободная
При всем отличии данных по ряду стран Латинской Америки, Африки и Азиатского региона при их сравнительном анализе просматривается одна общая тенденция. В связи с понижением уровня ВВП на душу населения происходит увеличение значения индекса восприятия коррупции. Последнее обстоятельство указывает на тот факт, что в бедных странах этих регионов доминируют традиционные, общинно-патерналистские связи, которые в сильной степени являются связующим элементом экономических отношений как в секторе бизнеса, так и в секторах занятости. В свою очередь значение индекса восприятия коррупции указывает на то, что система демократических институтов и институтов регулирования правопорядка и экономической жизни этих обществ «размывается» сетевыми структурами традиционных социальных отношений — семейно-клановых, общинных, племенных, кастовых и т.п. В особой степени это явление наблюдается в Индии, которая, с одной стороны, считается свободной демократической страной. С другой — здесь наблюдается высокий уровень коррупции, который отражает элементы традиционной кастовой системы. Ярким примером этого является функционирование кредитных рынков, которые не обладают прозрачностью финансово-инвестиционных структур западного мира и находятся под контролем кастовых группировок и местных общин, за пределами которых нарушаются обязательства и правила честной игры. Аналогичная ситуация наблюдается в других развивающихся странах и странах с переходной экономикой.
На основании вышеизложенного можно сформулировать следующие гипотезы.
Чем выше уровень восприятия коррупции, тем ниже уровень «Тв» — обобщенного доверия граждан по отношению друг к другу, особенно принадлежащих к двум полярным категориям — наемным работникам и работодателям. То есть отношения гражданского сотрудничества и партнерства между этими категориями замещаются закрытой системой патрон-клиентских отношений. В ее рамках действуют локальные рынки и формы организации труда, связывающие только узкий круг работодателей и наемных работников по принципу персональной близости и дискриминирующие претендентов, не входящих в данную систему сетевого сотрудничества.
Чем выше уровень восприятия коррупции, тем ниже уровень «ТУ» — институционального доверия граждан к официальным ин- статутам государственного регулирования и контроля над правопорядком. В этой ситуации степень гражданского недоверия к официальным институтам прямо пропорциональна увеличению значения индекса коррупции. Таким образом, и в первом, и во втором случаях коррупция является фактором, разрушающим офици-альную институциональную среду и превращающим коммунальные формы социальной близости в средство реализации оппортунистического поведения одних групп граждан по отношению к другой.
В условиях возрастания коррупции увеличивается значение «ТН» — межличностного доверия граждан, но прежде всего в рамках латентных сетевых структур, которые замещают недееспособные или незрелые институты гражданского общества. Очевидно, что в этой ситуации происходит атомизация экономики, агенты которой и их коалиции интегрируют свои действия, базируясь не на формальных правилах поведения (законах), а на неформальных сетевых обязательствах, локальных системах доверия, дискриминирующих всех прочих агентов рынка.
Структуры властей на различных уровнях организации общества, которые в нормальных, цивилизованных рыночных условиях должны быть максимально свободны и независимы от влияния интересов бизнес-сообществ, становятся проводниками интересов последних, а не интересов общества, которое делегирует им это право. В результате возникают многочисленные точки асимметрии и дискриминации в распределении ресурсов и преимуществ рыночного обмена между теми, кто контролирует сетевые системы, и теми, кто этими возможностями не обладает.
Интересы наемного труда, защита которого также является прерогативой представителей государственной власти, становятся предметом манипулятивных процедур, связанных с «многослой- ностью» мотивации государственных и региональных чиновников. Речь идет о том, что, с одной стороны, они декларируют официально демагогические лозунги и положения, отражающие предписания и требования закона. С другой стороны — основой их реальной мотивации является их несоблюдение.
<< | >>
Источник: Агабекян Р. Л., Баяндурян Г. Л.. Институциональная экономика: бизнес и занятость : учеб. пособие. — М. : Магистр,2010. — 462 с.. 2010

Еще по теме 4.6. Интерпретация форм социального доверия на основе сравнительных сопоставлений индекса коррупции и политической свободы граждан в разных странах:

  1. 4.4. Социальное доверие как фактор институциональной эффективности экономических форм организации занятости
  2. Законодательные основы гарантии прав граждан, роль органов внутренних дел в охране прав и свобод граждан
  3. § 9. Экономические, социальные и культурные права и свободы граждан РФ
  4. Сопоставление динамики (показателей) экономического развития и фаз развития социального государства в развитых странах
  5. 1.2. ОСОБЕННОСТИ ОРГАНИЗАЦИИ ФИНАНСОВ ПРЕДПРИЯТИЙ РАЗЛИЧНЫХ ОТРАСЛЕЙ И РАЗНЫХ ОРГАНИЗАЦИОННО- ПРАВОВЫХ ФОРМ
  6. ОСОБЕННОСТИ ФИНАНСОВ ОРГАНИЗАЦИЙ (ПРЕДПРИЯТИЙ) РАЗНЫХ ОРГАНИЗАЦИОННО- ПРАВОВЫХ ФОРМ ХОЗЯЙСТВОВАНИЯ
  7. 7.1.1. Понятие аудита в разных странах
  8. ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ ВАЛЮТНЫХ СИСТЕМ РАЗНЫХ СТРАН
  9. Могут ли валютные курсы определить одну цену на одинаковые товары разных стран
  10. Доля государственного сектора в разных странах
  11. ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ ВАЛЮТНЫХ СИСТЕМ РАЗНЫХ СТРАН
  12. 14. Административно-правовое регулирование в социально- политической сфере управленияОрганы, осуществляющие государственное управление в социально-политической сфере
  13. СРАВНИТЕЛЬНАЯ СТОИМОСТЬ АЛЬТЕРНАТИВНЫХ ФОРМ МЕЖДУНАРОДНОГО ФИНАНСИРОВАНИЯ ФИРМЫ
  14. Сравнительный анализ альтернативных форм экономических организаций
  15. § 3. Административно-правовые гарантии прав и свобод граждан